"Пальцы не разговаривают", или Как дамы протокол делили

Ирина ПЛОТНИКОВА
"Пальцы не разговаривают", или Как дамы протокол делили

Встреча двух жительниц Набережных Челнов добавила работы правоохранительным органам: дамы обвинили друг друга в применении силы. Пикантность истории в том, что произошла она в здании УВД Набережных Челнов, куда обвиняемая в хищении запчастей с ОАО "КамАЗ" Наталья Кривкова пришла по повестке старшего следователя по особо важным делам Елены Ганиевой.

Уголовное дело о хищениях запчастей с завода двигателей  "КамАЗ" было возбуждено еще в июле 2013-го. В деле - 16 томов и пятеро обвиняемых. На заводе говорят о их причастности к воровству коробок передач для грузовиков, которые по фиктивным накладным сначала направляли на склад одного из камазовских арендаторов, а затем вывозили с территории предприятия. Так, по одному эпизоду с пропажей 10 коробок передач ущерб составил около 3 млн рублей.

В крупных хищениях обвиняют начальника одного из заводских цехов, его зама и еще трех работников, включая мастера Наталью Кривкову. "Все, кроме нее, признали вину", - утверждает начальник следственной части СУ УВД Набережных Челнов Ленар Бадртдинов.

За что боролась...

Сама Кривкова в разговоре с корреспондентом "ВК" сообщила, что те самые накладные на запчасти, которые следствие считает фиктивными, она подписывала по указанию руководства. "Начальники проворовались, а меня, мелкого мастера, хотят наказать. Я ведь еще в 2011 году написала письмо о воровстве на имя директора завода двигателей, и коллектив его подписал, а потом в отношении меня репрессии начались. Сам замдиректора завода приходил и требовал: "Увольняйся, или уволим по статье. Не нравишься ты мне. Теперь я думаю, что о воровстве они прекрасно знали, а я им мешала", - рассказывает обвиняемая.

В том коллективном письме заводчане сообщали директору о реальных кражах и просили принять меры. Писали, что на заводе "созданы все условия для воровства": в вечерние и ночные часы склады никем не охраняются, кладовщиков не хватает. Но и через два года, в октябре 2013-го, один из рабочих завода двигателей в суде признавался: "На полмиллиарда запасов на складе, мы не в состоянии вести контроль... Учета нет, что способствует хищениям". Звучали эти откровения на гражданском процессе "Кривкова против ОАО "КамАЗ", в ходе которого уволенной с завода "в связи с утратой доверия" удалось добиться изменения записи в трудовой на "уволена по собственному желанию" и отсудить компенсацию морального вреда в 3 тысячи рублей.

В ходе того же судебного разбирательства свидетели говорили, что и сами могли оказаться на месте Кривковой, подписав накладную по заданию начальства. А еще удивлялись, как получилось, что под подозрение попали сотрудники цеха распределения продукции, если инвентаризация выявила недостачу в цехе сборки... Очевидно, ответы на эти вопросы можно будет получить, когда дело о камазовских хищениях дойдет до приговора.

Страсти по маникюру

Обвиняемая может стать потерпевшей по другому делу. Кривкова заявила в Следственный комитет о нападении на нее в кабинете  следователя 13 декабря. "Когда я пыталась вычеркнуть свою подпись из протокола, она ударила меня по руке со всей силы, впечатав ее в стол, так что у меня аж ноготь вывернуло на пальце, и он сломался. А еще она поцарапала мне руку, так что кровь шла, - вспоминает обвиняемая. -  Было очень больно, неприятно и унизительно..."

Майор юстиции Ганиева выдвинула встречные обвинения, сообщив коллегам из СК, что Кривкову не трогала. И что та сама стала вырывать из ее рук протокол, толкнула ее к стене и начала мять документ, дырявить его ногтями, а еще кричала на весь кабинет и вела себя агрессивно. Участковый полиции изложил следствию "компромиссную" версию: дескать, видел, как, передавая протокол следователю, Кривкова резко потянула его назад, задела рукой край стола и поранила ноготь, но при этом не видел, чтобы она толкала следователя.

14 января сотрудник Набережночелнинского следственного отдела вынес постановление об отказе в возбуждении уголовных дел в отношении обеих дам, но 12 марта руководитель отдела отменил это решение, посчитав, что проверка была неполной. Следствию предстоит изучить трехчасовую диктофонную запись, сделанную обвиняемой во время визита в УВД.

Отпечаток недоверия

На записи хорошо слышно, как одна дама неоднократно требует проведения обязательной дактилоскопической регистрации, а вторая отказывается, говорит, что боится провокации со стороны полицейских, и ссылается на статью 51 Конституции РФ. Забегая вперед, скажу, что отказ Кривковой делиться отпечатками пальцев и тем самым свидетельствовать против себя позже поддержали мировой и Набережночелнинский городской суд, что стало шоком для представителей следствия. Но вернемся к записи. "Это вы от показаний можете отказаться по 51-й статье. Пальцы же ваши не разговаривают, они регистрируются... Есть закон", - пытается убедить обвиняемую мужчина, представившийся ей заместителем начальника следствия Глуховым.

Далее отказнице грозят штрафом за отказ выполнить требование следователя и уже вместе с участковым составляют тот самый административный протокол. Подписав его, обвиняемая требует ознакомить ее с перечисленными в протоколе документами, но слышит отказ и пытается зачеркнуть свою подпись.

На записи хорошо слышен удар и женский крик: "Дай сюда! Я тебе запрещаю! Еще будет здесь у меня черкать... Я тебя сейчас в изолятор закрою, если ты мне руки тут будешь поднимать!". Вторая дама в растерянности: "Елена Сергеевна... Вы что творите? Вы мне ноготь сломали... Дайте я зачеркну свою подпись...". Представительница власти сурова: "Я сказала, отдала быстро! Давайте составим протокол, что она применяет силу!..".

Судебный прецедент

Как сообщили "ВК" в СУ СКР по РТ, повторная доследственная проверка еще не завершена. Сама Елена Ганиева и ее начальник Ленар Бадртдинов комментировать декабрьский инцидент не пожелали. Хотя заверили, что отказ Кривковой от дактилоскопии препятствием для расследования громкого хищения на КамАЗе не стал. "Если бы мы брали следы пальцев рук в рамках расследования, то мы бы согласно УПК РФ вынесли постановление. Но мы же этого не делали. Нам просто нужно было исполнить федеральный закон, согласно которому обязательной дактилоскопической регистрации подлежат все подозреваемые и обвиняемые", - сообщил Бадртдинов.

Между тем решение мирового суда, который аннулировал скандальный протокол в отношении Кривковой, уже вступило в силу. Суд согласился с мнением защиты, что норма закона об обязательной дактилоскопии распространяется лишь на тех обвиняемых и подозреваемых, личность которых установить иным способом невозможно, а еще установил, что административного правонарушения Кривкова не совершала, поскольку процессуальный документ о прохождении дактилоскопии в соответствии с УПК не оформлялся. И констатировал: "Понуждение обвиняемой к предоставлению своих отпечатков пальцев не основано на законе и противоречит положениям ст. 51 Конституции РФ".

- Я согласен с судом. В этой истории непонятно, для чего же следствию нужны "пальчики". Просто чтобы были?! Тогда это ущемляет права гражданина, - говорит председатель Казанского правозащитного центра Игорь Шолохов. - А вот если они, к примеру, находят пистолет с отпечатками и хотят сравнить их с отпечатками подозреваемого - они оформляют специальное постановление.

В МВД по РТ комментировать вступившее в силу решение суда не стали. Но дали понять, что с нетерпением ждут заседания надзорной инстанции Верховного суда РТ по этому вопросу. А защитник Кривковой Руслан Айдагулов сообщил корреспонденту "ВК", что, по его сведениям, в Челнах принудительную дактилоскопию уже приостановили.