«Попробуй своего ребенка ремнем шлепнуть - запросто и посадить могут!»: в Татарстане входят в систему мягкие приговоры за нападения на чужих детей

Регина КИРИЛЛОВА
«Попробуй своего ребенка ремнем шлепнуть - запросто и посадить могут!»: в Татарстане входят в систему мягкие приговоры за нападения на чужих детей

Штрафом и ограничением свободы, которое по большому счету выражается лишь в запрете гулять по вечерам, отделался 26-летний челнинец, по вине которого 11-летний мальчик оказался в реанимации с переломом черепа. Адвокат мальчика и его бабушки, которая воспитывает ребенка одна, с вердиктом суда не согласен и обжалует его. Между тем это уже не первый мягкий приговор взрослому за нападение на чужого ребенка. «А попробуй своего ударь - тут же опека прибежит!» - удивляются родители пострадавших.

История с нападением взрослого мужчины на 11-летнего мальчишку произошла в набережночелнинском поселке ЗЯБ 16 августа прошлого года. Двое пацанов строили во дворе шалаш, тащили мимо многоэтажки большую ветку, которой задели окно на первом этаже. Хозяин квартиры Рустем Мухамадьяров, заметив это, выбежал на улицу, схватил, как утверждало потом следствие, одного из подростков за горло и с силой бросил на асфальт. В итоге мальчик оказался в реанимации с переломом затылочной кости.

В СУ СКР по РТ по факту случившегося возбудили уголовное дело по статье «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью малолетнего». Мухамадьярова задержали вечером того же дня и поместили в СИЗО, где он пребывал вплоть до решения Набережночелнинского горсуда, оглашенного 26 января. Судья пришел к выводу, что обвинение нужно переквалифицировать на статью «неумышленное причинение тяжкого вреда здоровью», и приговорил Мухамадьярова к одному году и 10 месяцам ограничения свободы (мужчине будет запрещено появляться на улице по вечерам, посещать определенные мероприятия и т.д.). Также он должен выплатить потерпевшему моральный ущерб в размере 250 тыс. рублей.

- Для моего подзащитного это очень большая сумма, у него до ареста зарплата была около 20 тысяч рублей, - отметил в разговоре с корреспондентом «ВК» адвокат Мухамадьярова Наиль Газетдинов. - Но пусть так, все-таки ребенок пострадал, к тому же он, как выяснилось, инвалид из-за диабета... Конечно, суд переквалифицировал обвинение правильно. У Рустема не было умысла нанести мальчику такую травму! Более того, где мальчик получил травму головы, до сих пор неизвестно. Мой подзащитный толкнул его, это было. Он говорит, что после толчка мальчик не удержался на ногах и сел на землю, но головой не ударялся. И сам потерпевший на очной ставке говорил то же самое - мол, мужчина меня толкнул и я сел на бордюр. Об ударе головой ни слова... Только когда мальчик вернулся домой, туда вызвали скорую помощь и диагностировали эту травму. Мухамадьярова в тот же вечер задержали по делу об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью. Но экспертное заключение о том, что мальчик получил именно тяжкий вред, было дано только спустя 1,5 месяца после возбуждения дела. То есть возбуждали наугад просто! Естественно, что в суде такое обвинение не устояло.

В отличие от защитника осужденного гособвинение, просившее для подсудимого 5 лет лишения свободы, с вердиктом не согласилось. 2 февраля прокуратура подала апелляцию на приговор, днем позже аналогичную апелляционную жалобу направил в суд и адвокат Евгений Забродин, представляющий интересы потерпевшего ребенка (дата рассмотрения в Верховном суде РТ пока не назначена).

- Почему переквалифицировали обвинение, нам непонятно. И сам мальчик, и свидетель по делу, его друг, говорят о том, что взрослый мужчина намеренно приподнял его и с силой бросил с высоты на асфальт. И экспертиза, проведенная в рамках дела, указала на то, что полученную потерпевшим травму можно получить только таким способом, - рассказал Забродин корреспонденту «ВК». - Пострадавший ребенок несколько недель провел в больнице. Он получил не только физическую, но и тяжелую моральную травму: до сих пор боится выходить на улицу, у него развилась настоящая социофобия. И в итоге суд приходит к выводу, что травмы ему нанесли неумышленно. Наказание, назначенное Мухамадьярову, считаем крайне несправедливым. Это даже не условный срок, а гораздо мягче! Сам обвиняемый вину признал частично, якобы он лишь толкнул ребенка. Посмотрим, как его действия расценят в Верховном суде Татарстана.

Надо сказать, что истории с нападениями взрослых мужчин (а иногда и женщин) на детей нередко заканчиваются приговорами, которые потерпевшая сторона считает слишком мягкими.

К примеру, вердиктом суда в отношении обидчика ее сына возмущена жительница Бавлов Нина Ахтанина. В октябре 2019 года 13-летний подросток вместе с друзьями слушал на детской площадке во дворе музыку из портативной колонки, чем вызвал гнев 38-летнего мужчины. Он погнался за мальчишками, схватил сына Ахтаниной, бил его, угрожал убить и даже, со слов матери, разбил бутылку о голову шестиклассника. В итоге ребенок получил сотрясение мозга, а агрессору предъявили обвинение по статье «угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью». В октябре 2020 года Бавлинский мировой суд признал его виновным в этом преступлении и назначил 460 часов исправительных работ, также он должен выплатить пострадавшему 100 тысяч рублей компенсации.

- Когда огласили приговор, я была просто потрясена! - говорит Нина Ахтанина. - Ведь попробуй родитель своего ребенка ремнем шлепнуть - его запросто и посадить могут, тут же опека прибежит, устроят семье такое! А посторонний человек может и избить, и угрожать - и ничего серьезного ему за это не грозит. Адвокат нас сразу предупреждала, что на строгий приговор можно не рассчитывать, так и вышло. Поэтому мы даже обжаловать решение не стали, хотя оно несправедливое, - бесполезно. Мы даже не можем узнать, действительно ли этот человек какие-то там работы выполнял. Возможно, он вообще, как говорится, на все забил и даже этого минимального наказания не понес, кто знает.

Детский омбудсмен Татарстана Ирина Волынец на просьбу «ВК» прокомментировать новый тренд «своих детей бить нельзя, чужих можно», ответила, что уполномоченный по правам ребенка в РТ не наделен правом по своей инициативе вступать в судебные процессы в защиту детей и может быть привлечен к участию в качестве третьего лица по соответствующему ходатайству стороны. В обеих вышеописанных ситуациях стороны таких ходатайств не заявляли.

- Наказание, безусловно, должно быть адекватным содеянному и справедливым, соответствующим степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного, - отметила Волынец. - В ситуации с 11-летним ребенком необходимо отметить, что несогласие с решением суда побудило прокуратуру подать апелляцию, которая будет рассмотрена в Верховном суде РТ.