Попрошайки нового образца в Казани спасают детей неизвестно от чего

Инна СЕРОВА
Попрошайки нового образца в Казани спасают детей неизвестно от чего

В спецодежде с надписью «Спасем ребенка» работают теперь попрошайки на дорогах Казани. Опрятные молодые люди в белоснежных футболках с красными сердечками поверх курток вызывают у водителей гораздо больше доверия, чем женщины в лохмотьях с младенцами на руках, которые дежурили раньше на оживленных перекрестках. Попрошайкам «нового образца» охотно протягивают из автомобилей 50-рублевые, а то и сотенные купюры. «Вечерняя Казань» попыталась выяснить, кого и от чего спасают симпатичные сборщики пожертвований.

На перекресток Чуйкова и Амирхана 32-летняя гражданка Молдовы Георгина Ч. выходит ежедневно, как на работу. Она собирает в прозрачный куб для пожертвований деньги, которые, как следует из плакатика в ее руках, нужны для спасения маленького Олега Семенюка, у которого «перенатальный контакт на ВИЧ» (орфография сохранена).

Поскольку диагноз показался нам странным (во-первых, ВИЧ-инфицированных лечат бесплатно, во-вторых, далеко не каждый новорожденный заражается от ВИЧ-инфицированной матери перинатальным путем, а в-третьих, закон вообще запрещает разглашать подобные диагнозы), Георгина с подачи корреспондентов «Вечерней Казани» оказалась вчера в отделе полиции «Савиново».

Когда там при нас пересчитывали «кассу» попрошайки, оказалось, что менее чем за полдня сердобольные казанцы набросали в нее 5688 рублей. «Моя жена столько в месяц зарабатывает, сколько она за день», - прокомментировал сей факт полицейский. А Георгина сунула корреспонденту «ВК» чью-то визитку: «Вы маме ребенка позвоните, она скажет, что я не мошенница». И показала пачку квитанций электронных переводов - дескать, собранные деньги она перечисляет на счет матери больного мальчика.

КУДА СМОТРИТ ПОЛИЦИЯ

Маме изображенного на плакатике малыша я, конечно же, позвонила. Но сначала о том, как мы с Георгиной оказались в отделе полиции №6. Ведь казанские полицейские, как известно, в упор не видят попрошаек, которые создают аварийные ситуации на дорогах и которых принятый в канун Универсиады республиканский закон признал нарушителями общественного порядка и позволил наказывать штрафами от 100 до 500 рублей. Впрочем, в полиции на наши вопросы не раз отвечали, что копеечные штрафы не могут отвратить попрошаек от прибыльного бизнеса, так что бороться с ними вроде как бессмысленно…

Увидев вчера Георгину на привычном месте - в пяти минутах ходьбы от ОП № 6 «Савиново», я позвонила по «02» и попросила пресечь двойное правонарушение на перекрестке. Вызов приняли в 13.55. Я пообещала дождаться экипажа ППС и лично засвидетельствовать нарушение порядка.

В 14.16 зазвонил мой мобильный - сотрудница ОП «Савиново» решила «уточнить, что происходит». Я объяснила, а она поскучневшим голосом ответила: «Так они по всему городу ходят! Преступление против вас не совершено?» Сообразив, что могу вовсе не дождаться полиции, я стала настаивать...

В 14.26 снова набираю «02» и интересуюсь, есть ли у полицейских лимит «времени доезда», как у «скорой». Дежурная говорит, что нормы нет, и что «сначала едут на более важные вызовы».

В 14.53, после того, как перекресток проехали без остановки два полицейских экипажа, я набрала номер ОП № 6. Сотрудница по фамилии Абдуллина заявила: «К вам был выслан экипаж 1-503. После того, как я с вами поговорила, сразу позвонила, чтобы выслали». Еще через десять минут полицейские наконец прибыли. Получается, на мой звонок по «02» в полиции отреагировали лишь через час!

Заручившись нашим с фотокором согласием засвидетельствовать факт попрошайничества, стражи порядка доставили Георгину и мужчину, под прикрытием которого она «окучивала» перекресток, в отдел. Там выяснилось, что у гражданки Молдовы есть документ о пересечении российской границы с необходимыми печатями и подписями, но при этом в полицейской базе данных он не фигурирует, а это обычно означает, что документ фальшивый...

«ОНИ ОБЕЩАЛИ АКУРАТНО ВЫСЫЛАТЬ ДЕНЬГИ»

Оставив в полиции заявление о том, что я подозреваю Георгину Ч. в мошенничестве (чтобы не получить через положенное время отписку о том, что ее в очередной раз оштрафовали на сто рублей и отпустили «работать» на перекрестке), я позвонила по номеру якобы матери больного ребенка.

Женщина, представившаяся Оксаной Семенюк, рассказала мне жалостливую историю о том, как она с тремя детьми сбежала от мужа-изверга из Рязанской области в Ростовскую, что ее мать умерла, отец погиб в автокатастрофе, а под Ростовом осталась лишь больная бабушка, проживающая в однокомнатной квартире, и что теперь ей негде жить и не на что содержать детей. По словам гражданки Семенюк, сама она ВИЧ-инфицированная, но у ее младшего сына диагноза «ВИЧ» нет, так же, как и у старшей дочки. Правда, малыша будут проверять на наличие вируса еще несколько лет, но лечить его не нужно. Деньги же, как объяснила женщина, им нужны на то, чтобы платить за квартиру, покупать еду и одежду.

А еще Оксана Семенюк сообщила корреспонденту «Вечерней Казани», что она рассказала свою историю и показала медицинские документы сына случайным попутчикам, которых зовут Лида и Николай. «Они сказали, что у них есть ответственные люди, которые возьмутся за эту работу и будут аккуратно высылать мне деньги, - пояснила она. - И мне действительно ежемесячно приходят по почте переводы на 5-6 тысяч рублей».

По словам женщины, деньги для нее собирают в Краснодаре, а звонку из Казани она очень удивилась, поскольку переводов из столицы РТ никогда не получала.

Если Оксана говорит правду, то попрошайнический бизнес в России вышел на новый виток развития. Схема, похоже, теперь такая: у женщин, попавших в сложную жизненную ситуацию, берут в «аренду» документы и фотографии детей, и выплачивают им за это скромное вознаграждение, которое окупается за полдня «работы» одного попрошайки на дороге. А, возможно, ситуация еще хуже, и женщина, которая со мной общалась по телефону – вовсе не мама троих детей, а диспетчер, специально нанятый для общения с недоверчивыми гражданами. Ведь, как выяснила «Вечерняя Казань», деньги на спасение маленького Олега Семенюка неизвестно от чего собирают и в Екатеринбурге, и в Перми…


Фото Александра ГЕРАСИМОВА