«РОССИЯ ВОРУЕТ НАШИХ ПАРНЕЙ»

ВК №114(555) 22 сентября 1993

Наш разговор с командиром национальной гвардии Набережных Челнов Рамилем АБЗАЛИМОВЫМ окончился на неожиданной ноте. «Неужели вы напечатаете все, что мы сказали! — не скрывал удивления подполковник запаса. — Даже татарские газеты, ратующие за суверенитет, не рискуют нас публиковать».

Мы рискнули. Причем решили дать ответы без купюр: позиция лидеров национальной гвардии настолько ясна и проста, что комментарии к ней пришлось бы делать с точностью до наоборот. Впрочем, судите сами.

— Так что же такое национальная гвардия Татарстана, ставшая притчей во языцех?

— Мы организовались в 1990 году. Сначала зто был просто комитет по защите военнослужащих, сейчас объединение приобретает политическую окраску. Мы общественная организация, действующая в рамках Конституции Татарстана. Мы легитимны: есть специальные постановления о создании национальной гвардии, принятые милли меджлисом и народным собранием Набережных Челнов. Оружия у нас нет. Хотя предлагают его сколько угодно. Мы стремимся стать государственным органом. И только в этом случае будем вооружаться.

Кстати, 60 процентов национальных гвардейцев — русскоязычные парни из всех районов республики. Наши ребята готовы защищать суверенитет, независимо от собственной национальности.

—А от кого защищать?

— Ну, придет к власти в России лидер типа Жириновского, который обещал сослать всех татар в Монголию...

— И сколько человек насчитывает национальная гвардия?

— Сколько явятся — столько и будет.

— Кроме защиты суверенитета, какие еще задачи у вашей организации?

— Мы добиваемся подписания межгосударственного договора между Россией и Татарстаном по военные вопросам. Россия на это не идет. А почему наши парни должны служить в армиях других государств, гибнуть непонятно за что? То есть вообще мы не против службы наших земляков в российской' армии, но пусть это будет на основе соглашений, по квотам, цивилизованно...

— По контракту?

— Может быть. Честно говоря, я не  готов ответить на этот вопрос. Это дело военных экспертов. Главное для нас — вопрос политический. Наши парни должны проходить военную подготовку ка территории Татарстана.

— Но иметь свои вооруженные силы для республики весьма накладно.

— Я не отрицаю этого. Здесь нужны разработанная военная доктрина, оценка международной экспертизы, необходимо решать вопросы военного строительства, кадров и т. д. Этим пусть занимаются специалисты.

— Так вы, выходит, агитируете против армии?

— Ни в коем случае. Мы объясняем призывникам их права, занимаемся трудоустройством убежавших из частей. Хотя нацгвардия военной подготовкой не занимается, у нас есть своя система сборов Мы не играем судьбами людей. Кстати, в прошлом году в российскую армию было призвано 14 тысяч татар-станцев, в нынешнем всего 1500 человек

— Значит, остальные просто уклоняются от службы. Но ведь за это грозит  наказание?

— В том-то и дело, что мы все делаем законно, И юридически придраться не к чему.

— А нельзя ли об этом  подробнее?

— Приходит к нам призывник, пишет заявление: «Я, такой-то, согласно статье 19 Конституции РТ являюсь только, гражданином Татарстана, А потому хочу служить только на территории Татарстана. Требую дать письменную гарантию того, что буду проходить службу на территории республики». Бумага отдается в военкомат и прочие инстанции. А поскольку Минобороны никаких письменных гарантий не выдает, то парень идет домой, продолжает учиться или работать. Уголовное дело против него  не возбуждается.

Повторяю, все это на основе нашей Конституции (статей 19 и 58) и закона Российской Федерации о воинской службе, где, кстати, говорится, что в ряды вооруженных сил призываются только граждане России.

— Воспользоваться вашими рекомендациями могут не только убежденные борцы за суверенитет, но и просто отлынивающие от воинской обязанности. Не случайно в рядах нацгвардии так много лиц не татарской национальности...

— Увы, это возможно. Но для нас это не главное. Подобными заявлениями завалены приемные всех высоких военных начальников, есть они и у Ельцина, и у Шаймиева. Национальная гвардия таким образом лоббирует военный вопрос, вынуждая Россию идти на заключение межправительственного договора. А сейчас Россия просто ворует наших парней.

— На последнем чрезвычайном курултае ВТОЦ как бы альтернативой нацгвардии была выдвинута идея создания татарских казачьих легионов. Как вы к ней относитесь?

— Это идея сторонников Мулюкова, а точнее, Ришата Сафина. С нами она не согласовывалась. Я считаю, что у нее нет ни исторической почвы, ни исторических корней. Хотя лично мне все равно. Я за суверенитет республики. А военные должны стоять вне  политики.

ВК №114(555) 22 сентября 1993