Русская опера с немецким акцентом

Айсылу КАДЫРОВА
Фото Александра ГЕРАСИМОВА.

В день рождения Федора Ивановича Шаляпина, 13 февраля, на фестивале представили музыкальную драму  Мусоргского "Борис Годунов". В Казани впервые сыграли совмещенную версию двух редакций этой оперы - Римского-Корсакова и Ламма. Сделали это по просьбе немецкого баса Рене Папе, приглашенного исполнить роль царя Бориса в фестивальном спектакле.

Рене Папе, 47-летнего солиста Берлинской государственной оперы и приглашенного солиста нью-йоркской "Метрополитен Опера", критики называют одним из ведущих басов своего поколения. Его участие в ХХХ Шаляпинском фестивале анонсировали как историческое событие для музыкальной Казани.

В громоздком и долгом спектакле, где густо гримируют и клеят чуть ли не гипсокартонные ресницы даже артистам с ролями без слов, Рене Папе выделялся особо. Без накладных кудрей и искусственной бородки, абсолютно без грима - он был самым естественным мужчиной на сцене. И казался совершенно чужим - как интурист - в компании всех остальных исполнителей спектакля.

По-русски он поет с легким акцентом: "...Воззри с небес на слезы вЭрных слуг", "...Готовил дочери вЬЕселый брачный пир", "...Чтоб дЬЕти мЬЕртвые..."... Такое произношение "ломало" образ русского царя. Лично я видела на сцене не Бориса Годунова, а то, как мой современник-немец - сдержанный интеллектуал, обладатель благородного и аккуратного баса - увлеченно и неимоверно легко ставит эксперимент "Я  играю русского царя". Его партнеры по сцене, фигурально выражаясь, историю про Годунова "рисовали" масляными красками и страстно, господин Папе - фломастерами и продуманно...

Над сценой театра им. Мусы Джалиля уже не первый год висит электронное табло. Изначально им пользовались при исполнении опер зарубежных композиторов на языке оригинала: по табло "бегают" строчки русского перевода, очень удобно. На ХХХ Шаляпинском фестивале с "бегущим переводом" на русский язык стали давать и русские оперы. На "Евгении Онегине" выглядело это довольно странно: ассоциировалось с караоке, после шлягерных арий можно было поймать себя на ожидании строки типа "Вы поете великолепно. 100 баллов!". А на "Борисе Годунове" этот русский перевод с русского же языка выглядел на удивление уместно...