Сектанты или жертвы эпидемии?

Марина ЮДКЕВИЧ
Вот так выглядело "государство Аллаха" в XXI веке в казанском поселке Торфяной

Почти месяц расследуются уголовные дела, возбужденные после того, как правоохранители вошли на территорию "государства Аллаха". Так называли члены секты файзрахманистов огороженные забором семь соток в поселке Торфяном на окраине Казани.

В отношении самого главы секты Файзрахмана Саттарова дело возбуждено по статье "самоуправство", кроме того, расследуются 4 дела по фактам неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетних, сообщили "ВК" в ГСУ МВД по РТ. Подозреваемые находятся под подпиской о невыезде.

Известие, что в "третьей столице России" существует "государство Аллаха", где люди родятся, живут и умирают в подземелье без связи с внешним миром, в начале августа прогремело на всю страну. Несведущие были шокированы: XXI век, и вдруг!.. На самом деле, "вдруг" ни при чем. Секта файзрахманистов, уже больше десятка лет назад "закрывшихся от мира", не признающих "официальных" мусульманских властей и уклоняющихся от исполнения светских законов, была давно известна религиоведам и правоохранителям. О ней писала и наша газета ("Солнце скоро взойдет на западе", "ВК" от 27 сентября 2002 г.), тогда за забором секты обитали 22 человека. Десять лет спустя их было уже около 70...

Известны были и идеи главы этой общины Файзрахмана Саттарова. По материалам сайта ДУМ РТ, идеологически главным пунктом Саттарова было, похоже, следование "только одному Корану" - без всяких прогрессистских наслоений, присущих традиционному для татар исламу ("В рай татары не попадут, попадет только наша община", - утверждал он). Своеобразие же психического состояния главы секты характеризует, в частности, такой его зафиксированный рассказ: за отказ признать его пророком и помощником Аллаха в 2003 году Всевышний послал на Землю комету, но после усердных молитв файзрахманистов все-таки сжалился над человечеством и изменил траекторию ее полета, Земля была спасена.

Но и зная о том хотя бы, что в затворе содержатся и дети - в отсутствие образования, медпомощи, да и просто сколько-нибудь нормальных бытовых условий, при невозможности их дальнейшей социализации... - власти практически никаких действий не предпринимали. Похоже, берегли имидж "продвинутого" региона. Помилуйте, у нас ведь джадидизм, можно сказать, евроислам - какое "государство Аллаха"?!.

Вторгнуться на территорию секты решились лишь после того, как в июле в Казани расстреляли идеолога традиционного ислама Валиуллу Якупова и взорвали автомобиль, в котором был муфтий Татарстана. Тут, видимо, правоохранители смекнули: мирные-то они, файзрахманисты, мирные, но ведь сама идея противостояния "чистого ислама" ханафитскому, похоже, общая с ваххабизмом...

Но если, как писал русский классик, "ничто не ново под луною", то под мусульманским полумесяцем тоже не происходит невиданного доселе. Ровно 150 лет назад в Казани уже появился один из прообразов общины файзрахманистов - та секта называлась, тоже по имени основателя, "ваисовцы". Несмотря на судебные преследования и смену поколений лидеров (всякий раз из семьи Ваисовых), она просуществовала четыре десятилетия.

Личность и идеи основателя секты, уроженца Свияжского уезда Багаутдина Ваисова, не раз становились предметом интереса современников и историков. Писалось, как он проповедовал возврат к исламским истокам, создал свое "духовное управление", вел собственные метрические книги (ведь контактов с государственной властью тогдашние сектанты избегали так же, как и нынешние), открыл собственное медресе, запрещал своим последователям платить налоги... Что касается традиционных мечетей, то их Ваисов призывал не только не посещать, но и "вымазать свиным салом как негодное место". Остальных татар-мусульман обвинял в безнравственности: видел ее в "подражании русским в одежде", в открытых лицах женщин, европеизации образования...

Однако самое, пожалуй, выразительное свидетельство о Багаутдине Ваисове и ваисовцах оставил не историк - врач. Такое уж везение было у другого уроженца Казанской губернии - Владимира Бехтерева, что ему не раз приходилось ставить диагноз историческим личностям (хотя везение тут, конечно, ни при чем, просто как невропатолог и психиатр он был светилом мирового уровня). Это его, по распространенной версии, и сгубило: современники рассказывали, что Владимир Бехтерев диагностировал у Ленина сифилис мозга, а у Сталина - паранойю...

Багаутдину Ваисову посвящена целая глава в книге Бехтерева "Внушение и его роль в общественной жизни". И называется она "татарская психопатическая эпидемия в Казанской губернии" - именно такой диагноз выдающийся ученый поставил движению ваисовцев, предшественнику наших файзрахманистов.

Главу секты доктор Бехтерев наблюдал в Казанской окружной лечебнице (впоследствии - Республиканская клиническая психиатрическая больница его имени). Интересно, что в первый раз в 1882 году Багаутдин Ваисов попал в психушку просто "на испытание", т.е. на обследование. И врач установил у него "явные бредовые идеи величия", но, несмотря на это заключение, власти проявили полный пофигизм: сектант, с досадой писал Бехтерев, "как водится, был признан губернским правлением душевно здоровым".

Так что Ваисова немедленно выпускают на все четыре стороны... И вскоре он попадает под суд уже "за истязание трех крестьянских мальчиков и лишение их свободы": мальчики будто бы хотели его отравить мышьяком! Так он попадает в лечебницу вторично.

"Отрицание властей у него было полное, единственной властью для своих последователей он поставил Бога, царя и себя, - констатирует доктор. - Свидетельство, данное им, считал вполне достаточным для проживания во всех концах мира... Ясно, что дело идет здесь о душевнобольном человеке, страдающем резко выраженной паранойей". К этому времени у главы секты отмечались и зрительные, и слуховые галлюцинации. Тут уже душевная болезнь Ваисова была признана официально, и в Казанской лечебнице он провел последние 9 лет своей жизни, там и умер в 1893 году.

Владимир Бехтерев описывает, как из душевной болезни всего одного человека, но обладающего даром внушения, выросла та самая "татарская психопатическая эпидемия", или "индуцированное помешательство", как члены секты при попытке задавать им вопросы "доходили до степени умоисступления, сопровождавшегося резким приливом к лицу, общим дрожанием тела и беспрестанными неистовыми криками". К религии такая реакция, конечно, отношения не имеет, а вот к болезни - определенно.

Остается добавить, что после Багаутдина Ваисова секту возглавил его сын Гайнан, а количество ваисовцев, непримиримых и к традиционному исламу, и к государству, продолжало расти. По данным МВД Российской империи, на 1909 год их было более 400 человек. Отношение к ним со стороны традиционного духовенства и татарской общины в целом было отрицательное. Достаточно сказать, что когда в 1910 году над ваисовцами проходил судебный процесс, даже первый присяжный поверенный из казанских татар - Саид-Гирей Алкин, бывший член Государственной думы 1-го созыва, отказался их защищать. Так достали своей непримиримостью, что даже этническая солидарность не подействовала...