Серьги от Плисецкой для нее как орден

Айсылу КАДЫРОВА
Фотография Александра ГЕРАСИМОВА

Одна из самых ярких балерин своего поколения - 26-летняя Алина Сомова - танцевала на прошлой неделе партии Одетты и Одиллии в "Лебедином озере" театра им. Мусы Джалиля. Сомова - балерина Мариинского театра, уникальная танцовщица, данные которой специалисты называют поразительными и запредельными. Сегодня в группе балерин Мариинского театра (а балерина - высшая для танцовщицы ступень в иерархии этой труппы) Алина Сомова самая молодая. Всего балерин в труппе - восемь.

Накануне своего казанского выступления Сомова беседовала с корреспондентом "ВК" в баре отеля.

- Это был ваш выбор - танцевать в Казани "Лебединое..."?

- Нет, мне позвонили из вашего театра и пригласили именно на "Лебединое озеро". До этого неоднократно приглашали на майский Нуриевский фестиваль, но приехать в Казань в мае у меня еще ни разу не получалось. Если бы я могла выбирать, я бы с удовольствием станцевала для ваших зрителей Никию в "Баядерке", это мой самый любимый балет. Или Жизель, которую тоже очень люблю.

- Вы стали одной из немногих в истории Мариинского балета танцовщиц, кто станцевал Одетту и Одиллию в восемнадцать лет.

- Да, это было в мой первый сезон. Сейчас уже девятый заканчивается... Хорошо помню свои ощущения от моего первого "Лебединого озера". Это было огромное счастье! И благодарность. Я отлично понимала, что, доверив мне этот спектакль, руководство труппы выдало мне большой аванс. В меня поверили. "Лебединое..." - вершина классического балета, один из важнейших и труднейших спектаклей русского репертуара, станцевать Одетту и Одиллию - значит состояться в профессии, об этом мечтают все балерины.

- Фрагменты из вашего первого "Лебединого..." вошли в документальный фильм французского режиссера Бертрана Нормана "Ballerina". Помню эпизод: после спектакля директор труппы Махар Вазиев говорит, что завтра в театр вы можете не приходить ("Отдыхай, Алина!"), а вы ему признаетесь, что дома усидеть не сможете и в театр все равно придете.

- Я так сказала? Не помню... Знаете, этот фильм начали снимать, когда я еще училась в Вагановской академии. Я была самой молодой героиней этого фильма. Также героинями стали Женя Образцова, Светлана Захарова, Диана Вишнева и Ульяна Лопаткина. На тот момент все мы жили в Петербурге, имели отношение к Вагановской академии и Мариинскому театру.

- Вам до сих пор трудно усидеть дома на следующий день после спектакля?

- Очень трудно бывает на второй после спектакля день. Вдруг начинаешь ощущать эмоциональное опустошение, это нелегко пережить. Это опустошение как-то запоздало наваливается...

- Верно ли предположение, что учеба в Вагановской академии вам, необыкновенно даровитой, давалась легко?

- Ну, в общем, да. В академию я поступила с первого раза, у меня все всегда получалось без усилий. Единственный был у меня недостаток - маленький рост. До пятого класса я была маленькая, а потом вдруг "вытянулась". Сейчас мой рост 171 сантиметр. Я полагаю, что в годы учебы я получала больше, чем жертвовала. Это везение, конечно же. Но не одно лишь везение. Еще - мое запредельное трудолюбие и замечательные педагоги.

- Любимые балерины у вас были?

- Да, конечно. Из тех, чей танец я любила смотреть в Мариинском театре, это Юлия Махалина, Ульяна Лопаткина, Диана Вишнева. Всегда любила Ирину Колпакову, она потрясающая. Но самой первой балериной, впечатлившей меня до глубины души, была Майя Плисецкая.

- А правду говорят, что Плисецкая, когда увидела, как блестяще вы танцуете Царь-девицу в "Коньке-горбунке" Щедрина в постановке Ратманского, пришла в такой восторг, что подарила вам свои серьги?

- Да. Она пришла после спектакля за кулисы, вынула из ушей серьги и вручила их мне. Какие серьги? Антикварные. Бриллианты, платина... Для меня эти серьги - серьги от великой Плисецкой, я их воспринимаю как орден.

- Этот "орден" - не единственная ваша профессиональная награда?

- За ту же Царь-девицу в "Коньке-горбунке" я получила "Золотую маску". А как-то в Тбилиси я танцевала "Лебединое озеро", после спектакля балерина и руководитель грузинской балетной труппы Нино Ананиашвили тоже, как Плисецкая, подарила мне свои украшения - серьги и колье.

- Ваши поклонники пишут в Интернете, что вы единственная из классических танцовщиц современности, кого можно встретить и в петербургской филармонии на сольном концерте уникального пианиста Григория Соколова, и на стадионе - в кругу брутальных болельщиков "Зенита".

- Это правда. Еще меня можно часто увидеть на оперных спектаклях в Мариинском театре, я очень люблю оперу. В кино можно встретить.

- Вы дружите с футболистами "Зенита"?

- Я давно знакома с Андреем Аршавиным. Когда он играл в "Арсенале", а у меня были спектакли в Лондоне, он всегда приходил на спектакли. Андрея восхищает классический балет. Периодически он говорит, что труд балерины сложнее труда футболиста...

- Алина, вы помните день, когда получили звание балерины Мариинского театра?

- Я помню, что узнала об этом совершенно случайно. Пять лет назад это было, кажется. Я открыла сайт театра и увидела изменения в составе труппы. Обрадовалась, конечно же: сбылась заветная мечта! Но больше меня радовалась моя мамочка. Это и в самом деле - ее победа, ее достижение. Она так в меня всегда верила и верит!..