Шито-крыто там, где нас нет

Марина ЮДКЕВИЧ
Фото Александра ГЕРАСИМОВА.

Правозащитник Игорь Веселов пообещал лично произвести вброс бюллетеней в урну для голосования, а присутствующие будут пытаться доказать, что этот вброс имел место. Таким практическим занятием в феврале должно закончиться обучение казанцев, изъявивших желание быть наблюдателями на выборах президента России. Обучаться решили по воскресеньям, 15 января процесс пошел.

Идея набирать наблюдателей через социальные сети возникла в ходе декабрьских митингов "За честные выборы!". Объявление об обучении появилось Вконтакте на странице "Запишись наблюдателем на выборы 04.03.2012". В воскресенье на занятия собралось два десятка казанцев, в дальнейшем, надеются, их станет больше.

- Есть ли среди вас уже имеющие опыт работы наблюдателем? - спрашивает Игорь Веселов. Он здесь в качестве преподавателя, ведь с 2009 года у него самый успешный опыт борьбы против фальсификации выборов - с признания ВС РТ по его заявлению нарушений на выборах-2009 в Госсовет РТ, административного наказания ряда сотрудников избиркомов в Московском районе Казани в минувшем году. Награжден, кстати, учрежденной российскими общественными организациями медалью "Защитнику свободных выборов".    

Трое поднимают руки. Остальные новички, в основном молодежь явно до 30, а скорее — студенты.

Вскоре "курсантам" становится ясно, что получение любого документа от избиркома - сеанс единоборства по специфическим правилам, а таких документов каждый наблюдатель в процессе выборов потребует около 50! И ни одного незначительного среди них нет, подчеркивал Веселов: каждый может потом понадобиться для установления факта нарушения.

Взять, например, самую традиционную претензию: места для наблюдателей на участке отвели там, откуда ничего значимого не видно.  "И что, по закону я привязан к этому стулу?" - спрашивает "курсант" с эспаньолкой и готовится записывать. Веселов объясняет:

- Вы приходите на участок за час-полчаса до начала выборов и сразу оцениваете дислокацию: сможете ли вы видеть со своего места, сколько бюллетеней человек опускает в урну. Если понимаете, что вам будет видно лишь его спину, сразу подаете заявление председателю УИК. Пишете, что, поскольку с мест, отведенных наблюдателям, вам не виден процесс голосования, вы переносите стул на расстояние прямой видимости, примерно в трех метрах от урны для голосования. И пересаживаетесь.

- А если после этого, - переспрашивает другой юноша, - мне говорят, что я не имел права это делать? 

- Тогда отвечаете: "А вы же не рассмотрели мое заявление и не дали мне письменный мотивированный отказ".

- У вас будет "шахматка", - продолжает Веселов, - чтобы отмечать, сколько человек проголосовало. Это очень сложно, поскольку требует постоянного внимания на протяжении 12 часов, но очень нужно. В определенные часы председатель УИК должен объявить, что по состоянию на столько-то часов проголосовало столько-то человек - сверяйте это число со своими данными. Незначительная разница допустима, но если она перевалила за 30, это, по опыту, показывает...

- Что был или готовится вброс! - подсказывает сдержанный "курсант" средних лет - из тех, кто поднял руку, когда спрашивали о наличии опыта работы наблюдателем. - А я в декабре был на участке с нетбуком, поставил на него программку: человек подходит к урне, я щелкаю клавишей... В итоге - поминутно и посекундно график опускания бюллетеней.      

"А программой поделитесь?" - заинтересовались молодые "коллеги". - "Да без проблем".

Переходим к описанию кульминации процесса, т.е. подведению итогов выборов. "Любое отступление - нарушение закона, - инструктирует Игорь Веселов, - и в каждом таком случае вы будете вручать жалобу  председателю УИК и заявление о привлечении к административной ответственности - дежурному полицейскому".

- Вы можете увидеть, что при погашении неиспользованных бюллетеней тянут время, иногда этот рутинный процесс занимает пять часов! - объясняет Веселов. -  Видите ли, есть такие участки - корректирующие, там вообще ничего реально не считают - там, подождав появления картины в целом по ТИКу, дают "нужные" показатели... Так вот, если тянут время - это сигнал подготовки фальсификации, значит, вы попали на такой вот корректирующий участок. Пишете жалобу на затягивание процесса...  

- А если после того, как урны вытряхнули для подсчета, мы успеваем заснять эту хренову кучу сложенных пачек бюлетеней? - спрашивает "курсант" (похоже, выложенный Вконтакте декабрьский ролик с избирательного участка №160, где член избиркома от КПРФ прямо на камеру демонстрирует выпавшие из урны свертки бюллетеней, знаком всем присутствующим). - Что мы должны делать?
- Вызывать полицию! - отвечают уже почти хором. - И писать заявление...

Впрочем, до сих пор подобные "бумажные" атаки на избирательную систему не наносили ей существенного вреда. Однако правозащитники верят в закон критической массы.

- Возможно, увидев, что вы знаете закон, фиксируете все нарушения и требуете письменных мотивированных ответов, председатель избиркома предпочтет удовлетворить ваши требования. Чем потом ходить на опросы в Следственный комитет... - объясняет Игорь Веселов, заявления которого уже заставили-таки походить к следователям многих тружеников избирательного процесса.

"А в Московском районе некоторые уже раза по два сходили, - сообщает Зимина, - и есть административно-осужденные". "А вообще, - добавляет Веселов, - сейчас тактика такая: там, где чувствуют плотный контроль, фальсифицировать даже не решаются. Фальсифицируют там, где легко. Так что может быть, если вы будете хорошо работать, выборы на вашем участке пройдут честно". Будущие борцы за честные выборы переглядываются, приободренные...

"Почему вы намерены быть наблюдателем?" - спрашиваю по окончании занятия одного из "курсантов" (того, что с нетбуком и оригинальной "программкой"). Дмитрий Первухин объясняет, что сам он никакой не политик - программист, но уже организовал собственную "группу контролеров": вместе с ним на предстоящих выборах будут работать сын и друзья. "Просто почувствовал, что пора делать политику честной".