Скромное обаяние закрытой одежды покорило даже Тома Круза

Татьяна ЯНЬКОВА
Скромное обаяние закрытой одежды покорило даже Тома Круза

Что такое «Парижский шик» с мусульманским уклоном и как платье казанского дизайнера помогло московской журналистке получить интервью у Тома Круза, узнала корреспондент «Вечерней Казани», побывав вчера на большом дефиле фестиваля Islamic Clothes Fashion.

Одежда должна полностью закрывать голову и тело, не подчеркивая при этом его форм, костюм нельзя украшать изображением человека или животных - такие несложные в общем-то, но жесткие требования предъявлялись дизайнерам, решившим принять участие в конкурсе мусульманской моды, финал которого состоялся вчера в «Корстоне».

Казалось бы, на таком ограниченном поле фантазии художника и разгуляться-то будет негде, но отнюдь - каждая из двадцати коллекций, шесть из которых были выполнены профессиональными дизайнерами, а четырнадцать - начинающими, была весьма оригинальной.

В основном модельеры постарались блеснуть перед жюри, которое традиционно возглавляла Надежда Аюпова, праздничными нарядами, в том числе свадебными, поэтому проходившие по подиуму девушки напоминали новогодние елки: их одеяния были щедро усыпаны бусинами и стразами. Но были и коллекции одежды, предназначенной для повседневного пользования: уютные трикотажные платья спортивного кроя представил, например, набережночелнинский бренд SABR, а Латифа Файзуллина из Казани показала озорные наряды из тканей в клеточку.

Известный казанский дизайнер Зарина Бабаджанова специально для фестиваля Islamic Clothes Fashion создала коллекцию свадебных платьев, которую назвала «Соле мио» - «Мое солнце».
 
- Когда девушка выходит замуж, она вся светится, а супруг называет ее «мое солнышко», - объяснила Зарина корреспонденту «Вечерней Казани», почему выбрала для коллекции итальянское название. Италия в «Соле мио» присутствует не только в названии: платья выполнены из натурального итальянского шелка, который называется «Свадебный жемчуг», - ткань не блестит, но переливается, словно перламутр.

Для подготовки двадцати «солнечных» нарядов Бабаджановой понадобилось 45 дней и мобилизация всего коллектива ее модного дома, который практически круглосуточно кроил, шил, вышивал платья золотыми нитями и расшивал жемчугом. Причем вышивка была особой - в технике 3D, которую, как уверяет Зарина, в России из-за сложности выполнения никто не использует.

Чтобы представить плоды своего труда в наиболее выгодном свете, дизайнер пригласила для показа двадцать манекенщиц ростом от 185 сантиметров, десять визажистов, флориста-декоратора для украшения сцены и финалистку шоу «Голос» Эльмиру Калимуллину для музыкального сопровождения. Но все усилия оправдало достижение поставленной цели: по итогам конкурса коллекция «Соле мио» была признана «Лучшим мусульманским брендом».

Зарина Бабаджанова, кстати говоря, одевает не только истинных мусульманок. Ее платья носит и темпераментная певица Анастасия Стоцкая, и четвертая супруга телеведущего Дмитрия Диброва Полина, и актриса Анастасия Макеева. А корреспондент Первого канала Марина Коблева в платье цвета неистовой фуксии брала нынешним летом в Вене интервью у Тома Круза на премьере фильма «Миссия невыполнима: племя изгоев».

 - Кинозвезду усиленно охраняли, накачанные бодигарды старались журналистов близко к красной дорожке не подпускать, но почему-то для Марины сделали исключение, так что к Тому Крузу она подошла одной из первых, - рассказала Зарина «Вечерней Казани» о том, как ее платье помогло российской журналистке сделать эксклюзивный репортаж.

Надо отметить, что одной из задач ежегодного конкурса Islamic Clothes Fashion является поиск возможностей совместить в одежде строгие исламские каноны с традициями национальной татарской светской одежды. Вот дизайнеры, особенно начинающие, и старались: то пустят по всему платью кожаные вставки с национальными узорами, то украсят характерным цветочным орнаментом спинку платья или жакета. Правда, некоторые пошли другим путем: коллекция «Парижский шик» челнинских дизайнеров, например, отличалась изящными шляпками и вуалетками, которые кокетливо крепились... поверх традиционных мусульманских головных платков.

Лучшей среди предложений молодых модельеров стала коллекция «Ляйсан» оренбуржского дизайнера Гульфии Билаловой, созданная на основе исторического народного татарского костюма. Оказывается, чтобы «войти в образ», Гульфия много работала в архивах Нацмузея Татарстана. Цвета ее коллекции - благородный зеленый, бордовый, золотистый и белый, массивные украшения выполнены вручную, а в качестве головного убора использован не платок, а тюрбан. Гульфие, кстати, не привыкать к восхищенным отзывам со стороны профессионалов моды: осенью нынешнего года «Ляйсан» заняла первое место на фестивале моды и театрального костюма «Поволжские сезоны Александра Васильева». Экстравагантный ведущий «Модного приговора» был настолько покорен работой мусульманского дизайнера, что рекомендовал презентовать одно из ее авторских украшений певице Надежде Бабкиной.