«Сначала искали каталку, потом оказалось, что не работает лифт...»: казанец, жена которого умерла в «красной зоне», уверен, что ее убил не ковид, а бардак в больнице

Регина КИРИЛЛОВА
«Сначала искали каталку, потом оказалось, что не работает лифт...»: казанец, жена которого умерла в «красной зоне», уверен, что ее убил не ковид, а бардак в больнице

Серьезные претензии выдвигает в адрес руководства горбольницы № 16 казанец Дамир Шавалиев, жена которого скончалась в этом лечебном учреждении. Осенью прошлого года супруги, по возрасту - молодые пенсионеры, попали в «красную зону» 16-й больницы, заболев коронавирусом. Но если мужа выписали после выздоровления, то жена домой не вернулась. «Ее убил не ковид, а бардак в больнице. Когда жене стало плохо, ее просто не смогли доставить в реанимацию, потому что сначала долго искали каталку, а потом оказалось, что не работает лифт», - рассказал «Вечерней Казани» безутешный вдовец.

- С высоких трибун любят говорить, что наши клиники самые современные, высокотехнологичные, но я, к сожалению, узнал цену этим словам, - тяжело вздохнул 63-летний Дамир Шавалиев, встретив нас в своей квартире, где любимая жена Гузалия смотрит на него теперь лишь с фотографии в серванте.

По словам мужчины, 10 ноября у его 62-летней супруги поднялась температура до 39 градусов, начался кашель.

- В течение нескольких дней мы три раза вызывали скорую, первые два раза жену Гузалию увозили в Республиканскую клиническую инфекционную больницу, но оттуда ее почему-то отправляли обратно домой, хотя по возрасту она - из группы риска по коронавирусу, к тому же диабетик, - отметил Дамир Шигапович. - На третий раз ее наконец госпитализировали в инфекционку - сделали снимок легких, обнаружили пневмонию, поставили диагноз «COVID-19». Сам я к тому времени тоже почувствовал себя плохо, с 13 ноября стала подниматься температура, появился сухой кашель. 19 ноября сам доехал до горбольницы № 7, там мне сделали КТ, обнаружили двустороннюю вирусную пневмонию средней тяжести и направили в ту же инфекционную больницу, куда положили Гузалию. Там по ПЦР-тесту у меня подтвердился коронавирус… Оказалось, что жены в инфекционной больнице уже нет, ее перевели в «красную зону» горбольницы № 16. Меня через двое суток из РКИБ тоже отправили в 16-ю.

Супругов, говорит Шавалиев, разместили в одной двухместной палате на третьем этаже.

- Гузалия болела инсулиннезависимым диабетом и принимала таблетки, снижающие сахар. А тут ей решили сделать инсулиновую помпу. Не знаю, может, это повлияло на то, что у нее сильно ухудшилось состояние, - гадает вдовец. - Ведь коронавирус протекал у нее легче, чем у меня, легкие были поражены намного меньше. 23 ноября в полпятого вечера Гузалие внезапно сильно поплохело. В палате в этот момент была медсестра, которая должна была отключить капельницу, чтобы жена могла сходить в туалет. Вставая с кровати, Гузалия вдруг схватилась за грудь, сказала, что у нее болит в области сердца, и завалилась на кровати набок в полуобморочном состоянии. Я запаниковал, медсестра срочно позвала врача. Начали искать каталку, чтобы доставить жену в реанимацию, которая находится на пятом этаже. Но каталки почему-то нигде не было, ее искали минут 20 - 30! А когда наконец нашли и уложили жену на каталку, выяснилось, что сломан лифт, без которого поднять больного на каталке на два этажа выше невозможно! В итоге жену вернули в палату, врач и медсестра меня выгнали и стали пытаться реанимировать ее своими силами. В 17:30 врач вышел из палаты, развел руками и тихо сказал - все, мол, не смогли. Как так? В 21-м веке, в больнице нашей третьей столицы из-за неисправного лифта и отсутствия каталки умирает человек, которому еще жить да жить? Как такое возможно?..

Дамир Шигапович показал нам свидетельство о смерти жены - согласно ему, Гузалия Шавалиева скончалась от легочной эмболии, ишемической кардиомиопатии, инсулиннезависимого диабета и эссенциальной гипертензии.

- После случившегося я очень долго не мог прийти в себя. Сейчас немного оправился, и у меня появилось множество вопросов к нашим медикам, - продолжает вдовец. - Во-первых, почему нас с женой перевели из РКИБ в 16-ю, если там такой бардак? Осталась бы Гузалия в инфекционке, может, жива была бы до сих пор... Во-вторых, почему в городской больнице, где лежат тяжелые пациенты, не работал лифт, а врачи об этом даже не знали до тех пор, пока не понадобилось везти в реанимацию умирающего человека? В-третьих, почему моей супруге решили ввести инсулин, хотя она страдала инсулиннезависимым диабетом? Наконец, почему руководство 16-й больницы не принесло никаких извинений нашей семье, или для этого медучреждения случившееся в порядке вещей?

Для получения ответов на свои вопросы Дамир Шавалиев планирует в ближайшее время обратиться в страховую компанию «Ак Барс - Мед», чтобы там проверили обстоятельства смерти его жены и качество оказания ей медпомощи. «У меня нет цели кого-то демонстративно наказать, я просто хочу, чтобы такие трагедии больше не повторялись», - говорит вдовец.

Напомним, что именно после проверки, проведенной страховой медицинской компанией, было возбуждено уголовное дело на врача-травматолога РКБ, которого обвиняют в том, что он допустил ошибку при оказании помощи мужчине с ножевым ранением.

В ГКБ №16, куда «Вечерняя Казань» обратилась за комментариями, подтвердили, что Гульсина Шавалиева находилась на лечении в больнице с 18 ноября прошлого года, а ее супруг - с 21 ноября. 

«Вечером 23.11.20 состояние пациентки стало резко ухудшаться, - сообщили в пресс-службе больницы. - Это обусловлено непредсказуемым течением болезни, осложненным рядом хронических заболеваний. В палату была вызвана реанимационная бригада. Дежурный врач и реаниматолог немедленно явились в палату и начали проводить реанимационные мероприятия. Каталки на всех этажах инфекционного госпиталя имеются в достаточном количестве. Но чтобы не терять драгоценное время, реанимационные действия согласно протоколу сердечно-легочной реанимации проводились в палате. К сожалению, ухудшение состояния пациентки наступило внезапно и повлекло смерть. Администрация ГАУЗ «ГКБ №16» выражает свои соболезнования». 

В подтверждение слов, что с каталками в инфекционном госпитале проблем нет, в пресс-службе приложили к своему сообщению фото каталки.