Суд по "заурядному" смертельному ДТП начался со скандала

Инна СЕРОВА
Фото Александра Герасимова

В среду начался суд по делу Артема Точилкина, который 22 апреля в состоянии наркотического опьянения совершил на улице Пушкина ДТП, стоившее жизни 26-летней жительнице Казани Елене Смолягиной. А на следующий день пресс-секретарь суда Елена Коваль передала корреспонденту "ВК", что суд расценивает поведение сестры погибшей Марины Смолягиной как попытку давления. До сих пор в России бытовало мнение, что попытки давления на суд склонны предпринимать обвиняемые...

Напомним, в половине десятого вечера 19-летний Артем Точилкин на "БМВ", принадлежащем его матери-адвокату, на улице Пушкина, напротив оперного театра, выехал на встречную полосу и протаранил "Форд Мондео". Водителя "Форда" спасли подушки безопасности, но вылетевшие после столкновения на тротуар машины сбили двух женщин, которые на остановке у театра ждали автобус. На концертмейстера театра Алсу Барышникову налетел "Форд" - она получила тяжелые травмы, но выжила. А угодившая под "БМВ" врач городской поликлиники №2 Елена Смолягина на следующий день скончалась в больнице.

На процессе Алсу Барышникова проходит свидетелем. Полученные ею увечья оказались недостаточно тяжелыми с точки зрения закона, и затраты на лечение, которое продолжается до сих пор, женщине предстоит взыскивать с виновника ДТП в гражданском порядке.

Сразу после трагедии у театра ГАИ предоставила журналистам информацию о том, что за Точилкиным, управлявшим автомобилем всего лишь около года (права в 18 лет получают, а ему на момент совершения смертельного ДТП исполнилось 19), тянулся шлейф из 34 нарушений правил дорожного движения. Совершил он их, управляя собственной "четырнадцатой". А 1 апреля гаишники задержали Точилкина за рулем в нетрезвом состоянии. Удивительно, но факт: по закону он после этого не должен был садиться за руль как минимум полтора года, но отчего-то вскоре оказался на водительском сиденье мощного, а значит, требующего особых навыков управления автомобиля...

Вчера защита пыталась отстоять версию о том, что Точилкин не виноват в сознательном употреблении наркотиков. Дескать, одну-единственную сигарету с наркотиком оставил в машине его отец, а он ее выкурил, не зная, что она "особенная".

- Независимые эксперты говорили на процессе, что в крови Точилкина обнаружены вещества, которые не могли попасть в организм при курении, - рассказала корреспонденту "ВК" Марина Смолягина. - Они разлагаются при высокой температуре, он мог принять их только в виде таблетки или выпить. Но защита привлекла своего эксперта.

Сестра и родители погибшей девушки переживают, что виновник трагедии может не понести адекватного наказания, и у них есть на то причины. В России притчей во языцех стала иркутская история, когда дочка всесильной чиновницы отделалась фактически легким порицанием за ДТП, имевшее те же последствия, что и ДТП с участием Точилкина. В Татарстане есть свой пример: судья Солдатов, совершивший в пьяном виде смертельный наезд на пешехода, не только остался на свободе, но и при правах, и продолжил кататься по городу навеселе.

На днях до суда дошло дело Сергея Руснака, чей "Порше" 3 июля на запредельной для рядового водителя скорости вылетел на встречную полосу и врезался в "Нексию" Игоря Фурштатова. Каких только попыток не предпринимал осиротивший семью Фурштатова водитель иномарки, чтобы уйти от ответственности: и скорость автомобиля в показаниях приуменьшал, и дополнительные экспертизы заказывал, чтобы списать аварию на неисправность машины... На таком фоне кажется, что все законные средства хороши, чтобы привлечь внимание общественности к судебному процессу над Точилкиным. Что Смолягины и делают.

Марина говорит, что повестку на предварительное судебное слушание она вовремя не получила - узнала о нем из звонка от секретаря суда и едва успела прибежать и возразить против рассмотрения дела в особом порядке, при котором судебный процесс идет без свидетелей, а наказание назначается минимальное. Поздно, по ее словам, пришла и повестка на первое судебное заседание. (По версии судейских, повестки были высланы вовремя.) А еще Смолягина утверждает, что на высказанное ею на предварительном слушании намерение добиваться максимального наказания для Точилкина судья Лилия Галимова отреагировала так: "Вы что, считаете, что я ему семь лет дам?". Галимова это отрицает и не приняла заявленный Смолягиной в связи с этой репликой отвод. Но Смолягина настаивает на том, что эти слова слышал свидетель, и уверяет, что ей незачем лгать.