Та эта улица, да не тот этот дом

ВК
Та эта улица, да не тот этот дом

Более полувека под охраной государства находится дом, в котором, как считают, с 1916 по 1926 годы жил писатель и публицист Фатих Амирхан. "Охранную грамоту" на строение по адресу: улица Большая Красная, дом 37/2 еще 30 октября 1959 года выдал Совет Министров ТАССР своим постановлением №591. Но, как удалось установить казанцам Альберту Хабибуллину и Анису Тагирову, в постановление закралась ошибка. Дом Фатиха Амирхана расположен на квартал дальше. И он сейчас разрушается.

Заниматься историей жизни писателя мужчинам пришлось после того, как они получили повестки в суд. Прокуратура Вахитовского района решила через суд потребовать от них установить на доме, которым владеют они и еще одна собственница, мемориальную доску, что в этом доме жил и творил Фатих Амирхан. "Мы еще удивились, зачем судиться-то? - вспоминает Альберт Хабибуллин. - Раз такой великий человек в этом доме жил, то и табличку повесим, и даже комнату в музей превратим!"

Так друзья оказались в казанской школе №170, где есть музей Фатиха Амирхана. Хотели подробно узнать и про писателя, и про то, что его окружало в последние годы, ведь из-за паралича передвигаться он не мог. А в музее, узнав, зачем они пришли, рассмеялись: "Да ваш дом никакого отношения к Амирхану не имеет! Он жил совсем в другом здании. Вот и в книгах по историческим местам и памятникам Казани так написано, и современники вспоминали про другой дом. Ошибка какая-то!".

Действительно, в каталоге-справочнике "Республика Татарстан: памятники истории и культуры", изданном в 1993 году, подробно описан дом, в котором нашел последний приют Фатих Амирхан: "Дом Л.А. Колодкиной, конец XIX века. Жуковского, д.12/46. Двухэтажный дом с фасадами на угловые улицы. Окна 1-го этажа с профилированными наличниками, над первым этажом широкий карниз, украшенный лепниной. Окна второго этажа прямоугольные, декорированы наличниками и сандриками, присущими стилю модерн. Углы закрепованы пилястрами на два этажа, которые разрезаются и раскреповываются междуэтажным карнизом, верхний пилястр завершается стилизованной капителью ионического ордера. Фриз фигурный, карниз венчающий. Модерн". До середины 90-х годов там и памятная табличка была.

По этому описанию Хабибуллин и Тагиров узнали дом №12, находящийся на перекрестке улиц Большой Красной и Жуковского. Мужчины поехали в Национальный архив, и там им даже показали фотографии и самого дома, и с похорон Фатиха Амирхана. В доме на Жуковского он жил с семьей брата, Ибрагима Амирхана, заместителя председателя суда. Современники подробно описали его комнату. Два окна выходили на улицу Жуковского, еще два - на Большую Красную. Никаких сомнений больше не осталось. Ошибку надо исправлять.

"Посмотрите, этот дом, в котором как раз и жил Фатих Амирхан, сейчас заброшен, - показал мне здание Альберт Хабибуллин. - Там никто не живет, крышу от снега не чистят, с двух сторон дом подпирает новострой. Если его не внести в список охраняемых законом, то он скоро разрушится весь". Получается, что из-за чьей-то ошибки, допущенной в 1959 году, теперь и возникла путаница, в которой и пытаются разобраться казанцы.

- Да, нас собственники дома уже известили про этот казус, - вздохнул в разговоре со мной прокурор Вахитовского района Марат Долгов. - Но теперь необходимо, чтобы Министерство культуры Татарстана внесло изменение в список объектов исторического и культурного наследия. А мы, к сожалению, вынуждены требовать от собственников дома все-таки повесить эту табличку, пока нет другого решения.
Для того, чтобы установить собственника дома №12/46 по улице Жуковского, требуются основания. А их нет: дом ни в каком охранном списке не значится. Если не успеют разобраться, собственник может его вполне законно снести или перестроить. И ничего ему за это не будет.

Сейчас Альберт Хабибуллин и Анис Тагиров готовят бумаги для передачи в минкульт. "Мы ведь не ответственность хотим с себя снять, а сделать так, чтобы государство охраняло настоящий памятник", - говорит Хабибуллин.

Лика ИСАЕВА.