Тендерный подход

Алина ГРИГОРЬЕВА
Тендерный подход

«Представьте, что вы тонете. А какие-то люди на берегу смотрят на вас и разыгрывают лот: кому вас спасать?», - позвонила в редакцию читательница, назовем ее Еленой. Своего настоящего имени она просила не упоминать: и потому что ее беда  —   не только ее, и чтобы... не сочувствовали. 

 

У Елены целый букет заболеваний. Самое страшное — остеоартроз. Не может передвигаться без болей. Облегчить течение болезни помогают таблетки (с ними — отдельная история) и то, что на чиновничьем языке называется «технические средства реабилитации» - корсет, наколенники, шейный воротник. Ну и трость, разумеется, без нее Елене очень тяжело ходить. Но ни наколенников, ни корсета, ни трости, положенных инвалиду третьей группы ежегодно, она не может добиться как раз в течение целого года с мая 2010-го.

 

Сначала, рассказывает Елена, в Фонде социального страхования ссылались на то, что нет денег, а потом «обрадовали»: функции по обеспечинию инвалидов всем необходимым передали в минтрудсоцзащиты. Но и в этом ведомстве спасать Елену никто не поспешил: заявку на средства реабилитации она оставила аж в январе, а в апреле в районном отделе соцзащиты наконец объяснили, что  деньги появились и теперь дело упирается в тендер: ждут, кто его выиграет. И обнадежили: все выдадут после майских праздников. 

 

Май закончился...

 

В пресс-службе минтрудасоцзащиты Татарстана корреспондента «ВК» заверили, что все поставщики по всем тендерам уже определены, а само министерство взяло тайм-аут до конца июня, пообещав за это время обеспечить инвалидов всеми недостающими принадлежностями. Но, как выясняется, дождаться обещанного смогут далеко не все инвалиды: «Сейчас дозвонилась в соцзащиту. Сказали, что один корсет можно получить. Еще положены наколенники, корсет шейный, трость, их пока нет, - отчитывается Елена. - А значит, их мне уже и не дадут». В мае заканчивается очередной «календарный год» ее инвалидности. В новом она сможет претендовать исключительно на новые средства реабилитации... «Как вы обходились весь год?» - «Выручили запасы. То, что не выбросила. Старые, разношенные, конечно».

 

От льготных таблеток Елена уже отказалось: то нет в аптеке, а то выдадут такие, про которые сами фармацевты шепотом говорят, что это плацебо. Берет компенсацию деньгами и добавляет свои средства: ровно столько же. А вот на то, чтобы приобрести СТР, денег уже не хватет. Шейный воротник стоит  250 рублей, а корсет — уже около 3 тысяч. «Куда девались мои деньги? Их же все-таки выделили! - недоумевает Елена. - И я наверняка не одна такая и не самая несчастная! Есть ведь и те, кто без протезов для рук-для ног остался!». 

 

Любопытно, что оценить масштаб проблемы не удалось: в татарском отделении Всероссийского общества инвалидов корреспонденту «ВК» пояснили, что не располагают данными по пострадавшим от волокиты инвалидам. Как ни странно, откровенее оказались в самом минтрудасоцзащиты: «Я уже много раз отвечал на эти вопросы по тендерам. Мы планируем провести  на следующей неделе брифинг, чтобы снять напряженость», - пояснил представитель министерства.

 

Кстати, Елена региональное минтрудасоцзащиты не винит, считая, что беда в запредельной бюрократизации всего государственного механизма. Однако, как бороться с этой махиной, не знает... Просто тонет и гадает: кто же и когда выиграет тендер на ее спасение.