Триумф трех Михаилов, или "Без спецэффектов"

Айсылу КАДЫРОВА
Фотографии Александра ГЕРАСИМОВА

Премьерой оперы "Евгений Онегин" открылся ХХХ Шаляпинский фестиваль. Корректный спектакль Михаила Панджавидзе стал в минувшую среду большим событием в мире культуры благодаря двум Михаилам: всемирно признанному дирижеру Плетневу и одному из самых востребованных басов современности Казакову.

Михаил Плетнев дирижировал на премьере оркестром театра имени Джалиля, Михаил Казаков исполнял партию Гремина. Самые долгие аплодисменты, самые громкие и искренние "Браво!" звучали в минувшую среду в их адрес.
Режиссер Михаил Панджавидзе обещал в январском интервью "ВК": "Спектакль будет поставлен в классическом стиле: такой узнаваемый от начала до конца, очень понятный, очень простой, очень русский... Без спецэффектов и заумных наворотов. Хрестоматийный. Эпоха Пушкина, да. Все по Пушкину...". Панджавидзе не обманул. Почти.

"Почти" - потому что последнюю картину он поставил "не по Пушкину". У Александра Сергеевича встреча Онегина с Татьяной происходит в ее гостиной ("Княгиня перед ним одна / Сидит неубрана, бледна..."). У Панджавидзе финал спектакля разворачивается в пустынном зимнем парке, взволнованная Татьяна в черной шубке прячет руки в муфту... Красивая, динамичная, эмоциональная до предела получилась сцена. Пусть не по Пушкину, главное - логично, а не как в свое время в Большом театре СССР. Об этом писала Галина Вишневская в своих мемуарах: в последней картине "Евгения Онегина" Татьяна была, как и положено, в легком утреннем платье. Но однажды на спектакль пришел Сталин. Вид Татьяны его возмутил. "Как женщина может появиться перед мужчиной в таком виде?!" - воскликнул он. И с тех пор Татьяна в этой сцене была одета в вишневое бархатное платье и причесана, как для визита...

Первое, на что сразу обращаешь внимание в новом спектакле, это его подчеркнуто аккуратное визуальное решение. Кажущееся предельно простым, ощутимо дорогое, тщательно продуманное. Я имею в виду какой-то совершенно особенный - мягкий тающий свет, теплых оттенков серо-белые декорации строгих форм, спокойных цветов костюмы героев. Чуть ли не постоянно на белоснежную вертикаль декораций проецируются страницы рукописей Пушкина: узнаваемый почерк гения и рисунки поэта. Декорации - выдвижные планшеты разных размеров - быстро превращают сцену то в бальную залу, то в спальню Татьяны... Вывозят их на глазах у публики люди, облаченные в одинаковые черные балахоны с капюшонами.

Историю "Евгения Онегина" артисты, занятые в премьере, играли увлеченно и уверенно. Все без исключения талантливые вокалисты, они показали себя старательными актерами. Как и обещал режиссер Панджавидзе, все получилось "без спецэффектов и заумных наворотов".