«Ты знала, за кого замуж идешь. Все. Рот закрой»

Айгуль ШАРАФИЕВА
«Ты знала, за кого замуж идешь. Все. Рот закрой»

Айрат Хаматов - первый в истории татарин - чемпион мира по боксу. И последний чемпион СССР. Ныне президент Федерации бокса РТ. Специалисты отмечают, что с появлением Хаматова жизнь боксерской федерации в республике заметно оживилась: появились школы бокса, залы, престижные соревнования.

Когда корреспондент «ВК» напросилась к спортсмену в гости, выяснилось, что ехать надо на окраину города. Хаматов живет в обычной многоэтажке. Увидев из окна, что я иду с тяжелой сумкой, бросился встречать меня  на улицу. Потом так стремительно побежал по лестнице (лифт в доме не работал), что я еле за ним угналась. А еще  он умудрялся принимать на бегу бесконечные телефонные звонки с работы. 

Когда мы наконец поднялись на нужный этаж и оказались перед распахнутой дверью, спортсмен представил:  «Вот мои красавицы». Две блондинки - жена Резеда и дочь Альбина, встречали у порога во всеоружии: на часах было девять утра, а стол празднично накрыт - несколько видов домашней выпечки, варенья, фрукты. «Это завтрак чемпиона?» - удивилась я. «Просто моя жена очень вкусно печет», - рассмеялся Хаматов. А Резеда засмущалась: «Ну, я замуж выходила - ничего не умела, потом научилась». 

Супруга чемпиона - домохозяйка, дочь - экономист, помогает отцу в делах федерации, сын — психолог.
  
- Когда Альбина училась в девятом классе, а сын - в университете на психолога, - начала Резеда, разливая чай, - Айрат сказал в одном интервью, что его дочь - ученица шестого или седьмого класса, а сын получает профессию журналиста.

- Немного ошибся, - пояснил Хаматов. - В воспитании детей принимал очень маленькое участие. Всем занималась жена. Просто времени не хватало. Все время был в разъездах.

И словно в подтверждение своих слов чемпион посидел за столом ровно столько, сколько ему понадобилось, чтобы съесть кусочек любимого пирога - губадии. А потом, виновато пожимая плечами, произнес: «Извините, я пойду, а? У нас соревнования…».

Резеда и Альбина кинулись за ним в прихожую. И на ходу, в четыре руки, застегнули на нем куртку, поцеловали: «Ты допоздна?» - «Как обычно».

- Бывает, что мы на ходу и кормим его, - сказала Резеда, когда дверь за мужем закрылась. - Все ему некогда, все время дела!

И она показала на фотографию, которая висела на стене: «Тренер - Виктор Краснов. Когда мы с Айратом женились, он нагнулся ко мне и говорит: «Через четыре дня мы улетаем на Филиппины». Я в свадебном платье всполошилась: «Как?» - «А ты знала, за кого замуж идешь. Все. Рот закрой». Вот так Виктор Васильевич мне и сказал».

Я заметила, что у Хаматовых нет никаких «трофеев» - стеллажей с наградами чемпиона. «А мы отдали их в музей, - пояснила Резеда. И показала сувениры: - Вот слоники из Таиланда. Хаматов боксировал там с тайцем на кубок их короля. Так таец на коленях по бетонным ступеням дошел до короля, сидевшего где-то в десятом ряду. А потом на коленях же и спустился обратно. Айрат его победил».

- А в день вашего знакомства сразу разглядели в нем чемпиона?

- В день нашего знакомства лицо Айрата было все в синяках. Мне сказали: «Ты не беспокойся, просто он боксер». А я удивилась: «Такой маленький?». Мы стали общаться... Он всегда жалел и меня, и детей. А как он людей жалеет! От боли не плачет, а если кого-то жалко... Когда у него случился инфаркт, он стал для меня почти как ребенок. На операцию мы ездили в другой город. Когда надо было снимать швы, казанские врачи сказали: где вам операцию делали, там пусть и швы снимают. Мне пришлось самой… Я и раны ему промывала, и нити вытаскивала… Айрат видел много горя в жизни: очень рано остался без родителей, почти ребенком. Его тогда взял к себе жить старший друг - уже ветеран бокса Павел Царев. Спасибо ему!

За разговорами мы подошли к подоконнику, где стояли кубки спортсмена, а в них - горшки с традесканциями!  «Я попросила на это разрешение у Айрата, - рассмеялась Резеда, увидев мое изумление. - Он сказал: «Можно, но это временно». А мне как раз нужно было, чтобы традесканция  разрослась. Смотрю: батюшки, у нас же кубки есть! Кубков много!»

Наград у спортсмена действительно много, но среди них нет главной - медали олимпийского чемпиона. В 1991 году, когда Алла Пугачева стала последней народной артисткой СССР, а Айрат Хаматов - последним чемпионом СССР по боксу, он готовился через год представлять страну на Олимпиаде в Барселоне. Но чиновники нового государства СНГ решили, что за границу надо брать не чемпиона мира Хаматова, а представителей разных СНГ-уголков - «по  разнарядке». Олимпиаду эти боксеры провалили, но сделанного было не исправить.  

 - А что Айрат Касимович делает, когда возвращается с работы? - спросила я жену боксера.

- Ложится на свой диван. Мы его сначала не трогаем. Потом подходим, спрашиваем: «Кушать будешь? Что будешь?». Обычно у нас бывает первое, два вида вторых, салат. А еще он любит беляши, треугольники, поэтому я всегда держу в холодильнике запас баранины, гуся, утку. А еще корт - для губадии, потому что Айрат часто звонит и говорит: «Ты знаешь, надо туда-то поехать, понадобятся твои пироги». Сейчас еще часто ездим на стройку: мы наконец-то строим свой дом. Правда, Айрат там ни одного гвоздя не забил - он это не умеет. Но зато я посадила там целый сад из роз. И Айрат очень любит его. Вообще он любит возвращаться домой. Приходит и говорит: «Как хорошо, что я дома».