В Казани пройдет конкурс пианистов имени Юрия Егорова - «странного русского мальчика, талантливого и порочного»

Айсылу КАДЫРОВА
В Казани пройдет конкурс пианистов имени Юрия Егорова - «странного русского мальчика, талантливого и порочного»

Первый открытый Всероссийский конкурс молодых пианистов имени Юрия Егорова пройдет в Казани с 18 по 21 октября. Егоров — выдающийся музыкант с яркой и трагической биографией: будучи геем, в семидесятые годы прошлого века он попросил убежища на Западе, умер в возрасте 33 лет от заболеваний, связанных со СПИДом. Идея популяризировать имя пианиста принадлежит Казанской консерватории и мэрии нашего города, ее поддержали и в Минкульте России.

Юрий Егоров - самый известный академический музыкант, имеющий отношение к Казани: он здесь родился, учился в специальной музыкальной школе при консерватории. Он первый казанский пианист, ставший лауреатом престижного международного конкурса имени Маргерит Лонг и Жака Тибо в Париже (1971 год). Потом, когда учился в Московской консерватории, стал лауреатом Международного конкурса имени П.И. Чайковского в Москве (1974 год) и Международного конкурса имени королевы Елизаветы в Брюсселе (1975 год). А в 1976 году, во время гастрольной поездки по Италии, Егоров, которому на тот момент было 22 года, обратился в римскую полицию с просьбой о предоставлении политического убежища.

На официальном сайте Юрия Егорова помещена публикация из голландского журнала De Gaykrant, в которой приводится фрагмент одного из интервью пианиста: «В России гомосексуальность считается формой безумия. Я жил с комплексом, что я психически болен. Если открыто заявить там, что ты гей, тебя ждет тюрьма - от пяти до семи лет. Я должен был скрываться, а я ненавижу это. Невозможно лгать всю жизнь...». Говорят, Егоров потому и обосновался в Нидерландах: это признанная во всем мире gay-friendly (дружественная к геям) страна.

Уже в эмиграции Егоров решил принять участие в Международном фортепианном конкурсе имени Вана Клиберна в Техасе. В финал он не попал, но публика была так восхищена его игрой, что по доброй воле собрала для него 10 тысяч долларов - именно таким был приз и у победителя этого конкурса.

Егорова называли «новым Горовицем», «новым Липатти», у него были толпы фанатичных поклонников.

В 2000 году про Юрия Егорова в своей «Книге мертвых» написал Эдуард Лимонов:

«...В Амстердаме <...> я прочитал вывеску учреждения <...> «Юрий Егоров'с Фондейшн»! Под вывеской солидная бумага крупным шрифтом оповещала, что «Фондейшн» учреждена душеприказчиками пианиста Юрия Егорова и ставит своей целью поощрение и финансирование молодых музыкантов, устройство музыкальных конкурсов… и так далее…


Боже мой, Юрочка! Юрка! Я и не знал, что он умер, потому что потерял с ним связь, уехав во Францию из Соединенных Штатов, ведь дружили мы с ним в Нью-Йорке. Правда, один раз я видел его портрет на обложке журнала «Монд де ля Мюзик» («Мир музыки»), еще раз - на обложке другого музыкального журнала. Он был очень знаменит.

<...> Я стоял там, у витрины «Фондейшн», учрежденной в честь моего друга, и готов был заплакать, впервые лет за пятнадцать. Поскольку это, в общем, нечеловеческая ситуация: ты гуляешь по городу и вдруг - бац, перед тобой могила твоего друга. Такое бывает обычно во сне. В кошмарах, «в тяжком-тяжком сне - после обеда», как говорил Шекспир...

<...> Юра Егоров появился в Нью-Йорке где-то в 1978-м. Может, он появлялся и раньше, но я его не встречал. Но если раньше он приезжал на гастроли, то в 1978-м он решил пожить в городе Вавилоне. Он перебрался в Нью-Йорк вместе со своим любовником - голландцем Яном, тот был художник...

<...> В 1979 году они с Яном купили себе «лофт» в Виллидже и белый рояль. Я же говорю, он был знаменит и достаточно богат. И именно в 1979 году состоялся его знаменитый концерт в Карнеги-холл, где он исполнил впервые в истории Карнеги-холла в один вечер два «сета» (т. е., ну, как комплекта) этюдов Шопена. Это очень трудоемкая, лошадиная, физически тяжелая работа - исполнять «сет» этюдов Шопена. А два «сета» вообще мало кому по силам...

<...> И вот я стоял перед «Фондейшн» имени моего мертвого друга, странного русского мальчика, талантливого и порочного. Вдохновенного музыканта и наркомана, гомосексуалиста и работника. У канала в Амстердаме...

Юрочка… Он был храбрый безбашенный мальчик из Казани, он даже придумал как-то, что мы с ним родственники, только на основании того, что моя мама из города Сергач.

Позднее я узнал, как он умер. И еще более восхитился им...

<...> Когда Юра Егоров узнал, что у него СПИД, он получил в медицинском центре цикуту, ну, ты знаешь, древний яд, цикуту выпил когда-то Сократ, по приговору афинского суда. Если ты не знаешь, то объясняю тебе: в передовой Голландии не только продают в барах легкие наркотики гашиш и марихуану, но и принят закон об эвтаназии, то есть больной неизлечимой болезнью может, если хочет, покончить с собой. Юрий пригласил гостей, обставил все: цветы, вино, они все там пили, ели, разговаривали с ним, а он постепенно отпивал из своей смертной чаши… И к ночи захолодел, ушел с улыбкой...».

…На официальном сайте Казанской консерватории, где, собственно, и размещена информация о конкурсе молодых пианистов имени Юрия Егорова, сведений о Егорове-человеке, конечно же, нет. Все исключительно профессиональное: что в конкурсе могут принять участие учащиеся детских музыкальных школ, школ искусств и средних специальных музыкальных учебных заведений. Что конкурс проводится в двух возрастных категориях...

Председателем жюри будет ректор Казанской консерватории Рубин Абдуллин. Вместе с ним конкурсантов будут оценивать концертирующий российско-американский пианист Владимир Хомяков и преподаватели Казанской консерватории, среди которых профессор Ирина Дубинина - педагог Юрия Егорова.