В Татарстане не стали заводить уголовное дело на чиновницу, которая десять лет фиктивно проработала в школе

Регина КИРИЛЛОВА
В Татарстане не стали заводить уголовное дело на чиновницу, которая десять лет фиктивно проработала в школе

Не нашли состава преступления полицейские в том, что начальница управления образования Агрызского района десять лет числилась учителем в сельской школе, а вместо нее уроки вели другие люди. Проверка показала, что чиновница фиктивно трудоустроилась не ради зарплаты, а для того, чтобы получить право на льготную пенсию по выслуге лет, соответственно, корыстного мотива у нее якобы не было. «А разве зарабатывать педстаж обманом - не корысть?» - возмущаются местные активисты.

О том, что начальница районного управления образования Василя Сафиуллина десять лет фиктивно проработала в школе села Иж-Бобья, в ОМВД по Агрызскому району сообщил еще в конце 2017 года координатор местного отделения партии ЛДПР Рустам Рашитов.

- Мы ведь регулярно проводим митинги, на которых в том числе принимаем жалобы от населения. И вот после очередного митинга 4 ноября 2017 года ко мне подошли несколько человек и поведали, как начальница руо Сафиуллина целых десять лет, пользуясь служебным положением, фиктивно работала в школе. То есть попросила директора зачислить ее в штат, но уроки никогда не вела, - рассказал Рашитов корреспонденту «Вечерней Казани».

Как выяснил политический активист, в 2007 году, когда Василя Сафиуллина еще занимала должность ведущего специалиста Агрызского руо (затем ее назначили замом, а в 2013 году - начальницей), она устроилась в школу учителем татарского языка и литературы. По данным Рашитова, через год к чиновнице пришел аппетит и она получила в той же школе часы по истории, обществознанию и английскому языку, но в ходе полицейской проверки эта информация не подтвердилась. Стоит отметить, что подобная схема фиктивного трудоустройства в сфере образования не нова: к примеру, в 2013 году директор мензелинской средней школы принял на работу в школу аж четверых сотрудников роо, которые за два года получили зарплату почти на 1,5 млн рублей. А экс-начальница управления образования Заинского района в 2009 году заставила директора сельской школы фиктивно оформить ее учителем татарского языка и литературы - этот неприглядный факт ее биографии всплыл через много лет, когда чиновница попалась на других нарушениях закона.

По словам Рустама Рашитова, ему удалось выяснить, что начальница агрызских учителей, так же как и ее вышеуказанные коллеги, не провела ни одного урока в Иж-Бобьинской школе за все десять лет, что числилась там учителем. В конце 2017 года, когда в школах отменили обязательные уроки татарского языка, ей пришлось уволиться. Тем более что в это время в отношении чиновницы уже шла оперативная проверка по подозрению в злоупотреблении должностными полномочиями. Она продолжалась почти год: столько времени понадобилось оперативникам, чтобы установить, что «учительница» на месте работы не появлялась.

Этот факт подтвердила следователю в ходе проверки и сама начальница Агрызского роо. Судя по документу с ее показаниями, который есть в распоряжении редакции, «опрошенная пояснила,что сама ни разу на занятиях в данной школе не была и за нее уроки вели другие учителя».

Однако в разговоре с корреспондентом «Вечерней Казани» Василя Сафиуллина заявила, что уроки в школе села Иж-Бобья все же проводила.

- Я реально работала в этой школе, - уверяет 46-летняя начальница агрызских педагогов, чей педагогический стаж, согласно информации на сайте электронного образования РТ, составляет 24 года (для получения права на льготную пенсию нужен еще год. - «ВК»). - Временами меня действительно подменяли другие учителя, такое бывало, если я, например, болела. Деньги за такую замену я всегда отдавала им. Вроде справедливо же, никого это не обижало, обычная практика.

На вопрос, почему ее нынешние слова не совпадают с показаниями, данными следствию, Василя Сафиуллина ответила, что, видимо, была неправильно понята следователем, и предположила, что история с ее фиктивным трудоустройством - месть со стороны бывших сотрудников возглавляемого ею управления образования. Дескать, несколько лет назад была реорганизация, в ходе которой уволили несколько пенсионеров.

- Видно, они меня считают виноватой в этом и постоянно пишут на меня позорные анонимки то в полицию, то в прокуратуру. Все нервы мне уже вытрепали. Но ни одна проверка так и не доказала моей вины ни в чем. Я человек советского воспитания, никогда себе чужой копейки не присваивала! - уверяет Сафиуллина.

Вот и в результате последней проверки, даже с учетом собственных показаний начальницы руо о том, что она работала в школе фиктивно, в следственном отделе ОМВД по Агрызскому району не нашли состава преступления в ее деянии. Ведь учителя, выполнявшие за Сафиуллину работу, в один голос заявили, что и зарплату за это получали тоже они. При этом все педагоги отметили, что прекрасно знали, кого именно подменяли на уроках годами.

- Насколько мне известно, сначала учительницы говорили другое - что зарплата шла в карман начальницы руо. Но потом изменили показания, и понятно, почему - боятся увольнения, - входит в положение педагогов Рустам Рашитов. - Это с Сафиуллиной ничего не случится, она на своем месте прочно сидит. Кстати, следствие даже сумму зарплаты, которую начисляли чиновнице долгие годы, не удосужилось подсчитать. Определили только сумму отчислений, которые шли за фиктивную работу в пенсионный фонд - около 30 тысяч рублей.

Как бы то ни было, следствие поверило в то, что начальница руо учительскую зарплату не присваивала. В итоге в полиции пришли к выводу, что корыстного мотива у чиновницы не было, и в возбуждении уголовного дела отказали. При этом следствие все же направило на имя министра образования РТ Рафиса Бурганова представление с требованием улучшить контроль за подчиненными должностными лицами, чтобы впредь они не совершали подобных проступков.

- Это прямо детский сад какой-то! - возмущается Рашитов. - Как будто Сафиуллина малый ребенок, а ее начальство - родители. В целом ситуация абсурдная: человек фактически признался в том, что совершил преступление, злоупотребил должностными полномочиями, а полицейские сказали, мол, нет, на самом деле это не преступление, а проступок.