Виктор Герасименко: «Девочкам-припевочкам клипы снимали с Ваней Охлобыстиным»

Айсылу КАДЫРОВА
Виктор Герасименко: «Девочкам-припевочкам клипы снимали с Ваней Охлобыстиным»

Московский театральный художник Виктор Герасименко, с которым уже не первый год активно сотрудничает Казанская опера, востребован не только в театральном мире. В свое время он был художником-постановщиком фильма Гарика Сукачева «Кризис среднего возраста», снимал вместе с Иваном Охлобыстиным клипы эстрадным исполнителям, оформлял концерты звезды русского шансона Анатолия Полотно...

Сегодня в репертуаре театра имени Джалиля несколько спектаклей, сценографию к которым сочинил Виктор Герасименко: вердиевская «Аида», россиниевский «Севильский цирюльник», Dona Nobis Pacem («Даруй нам мир») на музыку Мессы си минор Баха... Последняя работа художника в Казани - декорации к балету Минкуса «Дон Кихот», премьера которого открыла XXVIII Нуриевский фестиваль.

- Виктор Григорьевич, вы стали сотрудничать с театром имени Джалиля благодаря петербургскому режиссеру Юрию Александрову? Это ведь он пригласил вас на постановку «Аиды» в 2013 году?

- Нет. Моя первая работа в театре имени Джалиля - «Пиковая дама» Чайковского. Спектакль ставил выдающийся режиссер Эмиль Евгеньевич Пасынков. Это было в восьмидесятые годы прошлого века: как раз директором в театр пришел молодой Рауфаль Мухаметзянов, я тоже был молодой... Снова судьба свела нас уже в XXI веке. Сейчас Татарский оперный - один из моих любимых театров.

- Когда вы начали работать над нашей «Аидой», вас многие знали как человека, со скандалом уволенного с должности главного художника московского театра «Новая опера».

- О моем увольнении тогда много писали... А вы в курсе, что сейчас я официально - снова главный художник московского театра «Новая опера»? Мои замечательные адвокаты посоветовали мне оформить отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет. По закону уволить такого работника нельзя.

- У вас ребенок родился?

- Не у меня. Я как дедушка оформил этот отпуск - закон это позволяет. У меня взрослые сын и дочь. И девять внуков. Сейчас, например, я в отпуске по уходу за двумя своими внучками: двойняшкам уже 10 месяцев. А до этого был в отпуске с внуком... Честно говоря, мне не нужна должность главного художника. Я очень востребован, у меня много заказов. Тут дело принципа. Новый директор театра  Дмитрий Сибирцев хотел уничтожить меня. Сводил со мной счеты. Только поэтому решил вывести мою должность из штатного расписания театра. Это долгая история.

- А что вы испытали, когда Сибирцев предложил вам занять свободную в штатном расписании театра должность гардеробщика?

- Чувство собственного достоинства. И отреагировал на это предложение смехом. Даже один из своих макетов на выставке подписал в тот период: «Виктор Герасименко, гардеробщик». Все мои друзья очень веселились... Еще я чувствовал удовлетворение. Я ни секунды не жалел и не жалею о своем поступке, из-за которого все началось: я заступился за женщину. Понимаете, на должность главного художника в «Новую оперу» меня принял основатель театра Евгений Колобов. После смерти Колобова работа продолжалась под руководством его вдовы - Натальи Попович. Новый директор отстранил ее от руководства, а я посчитал это несправедливым...

- Виктор Григорьевич, а до Москвы вы где жили и работали?

- В родной Рязани я окончил художественное училище, в Ленинграде - институт театра, музыки и кино. Был главным художником Пермского театра оперы и балета... А в Москву приехал «никем». Я сейчас не вспомню всех подробностей. Это было в девяностые. Я оформлял ресторан во Франции - в городе Мец. И через знакомых получил заказ на съемку клипа в Москве.

- Значит, карьеру в столице начали с клипов?

- Девочкам-припевочкам клипы снимали с Ваней Охлобыстиным, да. Кстати, я потом первым в России поставил - и как художник, и как режиссер - оперу-клип. Это была «Золушка» Россини, получился спектакль с трехмерной анимацией. Телеверсия выложена на YouTube, можете посмотреть...

- С Охлобыстиным продолжаете общаться?

- Год назад созванивались... Тесного общения уже нет. Я не тусовочный человек. А люди из мира кино и люди из мира музыкального театра не пересекаются, как правило.

- Исключение - ваш совместный проект с Михаилом Ефремовым?

- Наш совместный проект с Мишкой - постановка «Демона» Рубинштейна в «Новой опере» - возник совершенно случайно. Помню, мы сидели и травили анекдоты в перерыве съемок фильма «Кризис среднего возраста». Рядом с нами «летал» операторский кран. И я говорю: «Миша, а давай сделаем «Демона» с этим краном?». Звучало как бред, но мы это сделали! Интересный был спектакль: у нас Демон летал над залом на стреле крана... Почему я предложил стать режиссером постановки именно Ефремову? Потому что у него дедушка - выдающийся оперный режиссер Борис Покровский. Миша с детства - в творческой среде. Он «насмотренный», с ним интересно.

- Ваш творческий диапазон поражает: вы можете работать в одной команде (а следовательно, найти общий язык) и с легендой балета Владимиром Васильевым, и с рокером Гариком Сукачевым...

- И с Толей Полотно, звездой шансона, могу. А мне нравится! Общение с разными интересными людьми питает меня, обогащает. Из них и общения с ними я составляю инсталляцию своей жизни. Это и в работе театрального художника мне помогает.

- Одна из самых ярких ваших работ в Казани - сценография для постановки Мессы си минор Баха. Режиссер Владимир Васильев сразу ее одобрил?

- Да. А я далеко не сразу ее придумал. Долго не понимал, какое создать на сцене пространство, какую среду. Абстрагировался и придумал конструкцию условного храма с открытым куполом - с порталом, выходящим в бесконечный космос... Идея у меня была такая: ничто не кончается во Вселенной. Это и правда так.

- А что тогда, по-вашему, смерть?

- Это переход. Из одного качества в другое.

- Над чем вы сейчас, после казанского «Дон Кихота», будете работать?

- Сосредоточусь на опере. Для вашего театра я буду сейчас делать специальные гастрольные - под размеры сценических площадок в Нидерландах - декорации к вердиевской «Аиде». В сентябре с режиссером из Нью-Йорка Ефимом Майзелем будем ставить по заказу театра имени  Джалиля «Трубадура». На очереди - «Пиковая дама», тоже для вашего театра. Мне очень нравится здесь работать, мне комфортно в Казани, потому что руководство вашего театра - замечательное! Я многим сейчас отказываю - выбираю работу в Казани.

- Вы дорогой художник?

- Средний. Я вижу, к чему приводит опыт некоторых моих коллег, которые назначают за свою работу огромные гонорары: театра два сумму их гонораров потянут, а третий - уже не потянет. И сидят они потом без работы... А такие, как я, с адекватными запросами, востребованы, без работы не сидят.

- Любите смотреть свои спектакли вместе со зрителями?

- Ненавижу. Я вообще не люблю ходить в театр как зритель. Но приходится: у меня жена очень театр любит.

Фото Александра ГЕРАСИМОВА