«Выпей стакан глифосата!», или Как в Казани дискутировали о ГМО

Марина ЮДКЕВИЧ
«Выпей стакан глифосата!», или Как в Казани дискутировали о ГМО

Аналог пожелания «выпей яду», указания на «пятую колонну, работающую по указке Госдепа», предложение кушать украинскую пшеницу, страшилки про крыс и ползающих под кожей червячков… - так зажигательно прошла в Казани дискуссия ученых и депутатов Госдумы РФ на тему «ГМО: запретить нельзя поддерживать».

«БРЕД КАКОЙ-ТО ПОЛУЧАЕТСЯ»

Дискуссию, которая состоялась в минувшую среду, организовала при поддержке КФУ инициативная группа «Думай!», которая осенью прошлого года успешно дебютировала акцией того же формата «Адам или обезьяна: чьи мы дети?». На этот раз тему для обсуждения подсказала Госдума РФ: в апреле был принят в 1-м чтении закон с запретом выращивать в России генно-модифицированные сельхозкультуры.



- Законопроект, по-моему, откровенно вредный. В нем прямо запрещается выращивание ГМ-культур в России, но не запрещается их ввоз, - сказал профессор МГУ, замдиректора Института проблем передач информации РАН, доктор биологических и кандидат физико-математических наук Михаил Гельфанд, чьи научные специальности - как раз генетика и биоинформатика. Он в этой дискуссии представлял противников запрета ГМО.

- Бред какой-то получается: с одной стороны, мы не можем у себя производить и в какой-то степени перестаем быть конкурентоспособными, с другой - можно кормить этим наше население, - так неожиданно оценил этот законопроект депутат Госдумы, зампредседателя ее аграрного комитета и владелец холдинга «Красный Восток агро» Айрат Хайруллин.

Учитывая, что он и сам голосовал за этот проект, ситуация и правда выглядит бредовой...

- Я на этой сцене в числе сторонников запрета ГМО, но я бы не хотел называть себя противником ГМО, - сделал г-н Хайруллин следующее неожиданное признание. И объяснил: у него «столько раз в жизни менялась позиция по ГМО», что сейчас он хочет лишь, чтобы ученые продолжали изучать, вред или пользу несет эта биоинженерия.

Ну а в ближайшие 10 лет Россия должна оставаться экологически чистой страной, считает Айрат Хайруллин, исходя, как видно, из постулата, что сейчас Россия именно такой страной и является. «Это может быть наша фишка», - отметил депутат. Ну да, ведь тогда все фанаты экологии в мире захотят продукты из России, и готово - наша страна станет «продуктовой сверхдержавой».

Идея выглядит, возможно, не вполне реалистичной, но хотя бы экономически изобретательной.

ДОРОГО? ЭКОНОМИЧНО?

- Зачем нам вообще ГМО? На этот вопрос ответа нет, - заявил руководитель фермерского хозяйства органического земледелия «Мелекшинское поле» Алексей Сахаров, представлявший, само собой, сторону «Запретить, нельзя поддерживать». - Единственные, кому выгодны ГМО - производители семян и средств химизации!



Тут можно было заметить, что производители модной «органической еды» в отсутствие ужасных ГМО вообще никому не будут нужны: кто же будет покупать более дорогие продукты, единственным очевидным доказательством большей полезности которых является их червивость? Но бить по больному оппоненты не стали.

- При выращивании ГМ-растений тратится меньше гербицида, денег и человеческого труда, - объяснил Директор департамента технического регулирования Российского зернового союза Олег Радин («Запретить нельзя, поддерживать»).

- Вы собирались сделать статистику по Татарстану... - напомнил ему ведущий дискуссии Борис Долгин, научный редактор портала «Полит.ру».

- Да. Мы взяли четыре генно-модифицированные культуры: соя, кукуруза, рапс и сахарная свекла. Да, семена дороже. Но гербицидов при их выращивании тратится до 73 процентов меньше. Учитывая экономию затрат на труд, электроэнергию, нефтепродукты - экономическая выгода от выращивания ГМ-культур составила от 28 до 35 процентов… К 2030 году, как считается, в мире будет произведено с помощью биотехнологий 50 процентов сельскохозпродукции и 80 процентов лекарств. Если не сейчас развивать у себя это производство, потом уже не успеем. В прошлом году ввезли сою, 90 процентов которой - генно-модифицированная соя. Из ввезенной кукурузы около 50 процентов - генно-модифицированная. Мы что, не можем это сами производить? У нас есть ученые, есть разработки....

- Вы думаете, «Монсанто» (транснациональная компания-лидер в производстве семян ГМ-растений, – «ВК») так стремится к нам прийти? - вопросил оппонентов депутат Госдумы, председатель Московского межрегионального Союза садоводов Андрей Туманов («Запретить нельзя, поддерживать») - Да они сейчас на Украине внедрят эти технологии, земли там прекрасные, КПД будет гораздо больше, чем в у нас - и все эти урожаи пойдут в Россию! Давайте мы будем дикоросы собирать, ягоды, а пшеницу будем кушать украинскую!



ВРЕДНО? ПОЛЕЗНО?

- Молодая девушка и юноша встречаются, влюбляются, женятся, в процессе любви появляются дети, красивые и талантливые. И вот этого процесса нас хотят лишить! Как-то я была в одном институте и увидела, что там много молодых женщин куда-то бегают. Я поинтересовалась: че там, дают че-нибудь? Оказалось, это центр по экстракорпоральному оплодотворению! - так интригующе начала свое выступление известный борец с ГМО доктор биологических наук Ирина Ермакова.

И продолжила столь же эмоционально о том, как решила она найти научные публикации о влиянии ГМО на физиологию и поведение животных: «И к моему большому удивлению, я этих работ не нашла! Их не было!». Раз так, Ирина Ермакова а) сама написала статью на базе коллективного письма противников ГМО; б) поехала на конференцию GreenPeace и, наконец, в) провела «9 серий экспериментов» на крысах, которых кормила ГМ-соей.

Их результаты Ирину Ермакову не подвели.

- Более 50 процентов крысят умерли в опытной группе!.. – сообщила она. - У следующего поколения крысят уже не появлялось потомства! И раз ГМ-продукты появились в конце 1990-х годов, значит, все дети, родившиеся в это время, могут быть бесплодными!



Далее она рассказала, что после этого открытия ее начали преследовать «транснациональные корпорации», под давлением коих с ней расстался Институт высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН. И предложила связываться с ней по почте, чтобы заказать книжки - ее и американского соратника.

В зале уже посмеивались.

- В России давно создана оценка безопасности ГМО, и с 1999 года она эволюционирует в сторону ужесточения требований. Мы обязательно проводим исследования на поколениях крыс, результаты опубликованы. Не было получено никаких негативных эффектов, крысы прекрасно размножались. В третьем поколении в опытной группе родилось даже больше крысят, чем в контрольной... – отреагировала на пугающие заявления Ирины Ермаковой Надежда Тышко (НИИ питания РАМН).

- В научной литературе не зафиксировано ни одного случая вреда здоровью непосредственно от употребления ГМ-растений в пищу, - добавил Михаил Гельфанд. - А вот от «органического» шпината в Германии умерло 49 человек: там была вспышка инфекции, заразилось около 1,5 тысячи...

- Выпей стакан глифосата! - выкрикнула Ирина Ермакова (глифосат - гербицид-«партнер» ГМ-семян).

- Токсикологически глифосат менее вреден, чем поваренная соль, - парировал Гельфанд.

- Вы выпьете стакан глифосата? - не успокаивалась Ермакова, несмотря на призывы модератора.

- Мы такие опыты проводили - неожиданно сообщил Айрат Хайруллин. - Наливали стакан глифосата, люди выпивали, и ничего, прошло уже 10 лет.

Голый по пояс и босой человек, представившийся как «хозяин самого известного в Казани магазина здоровой еды, который был открыт под влиянием деятельности Ермаковой», спросил, как узнать перечень разрешенных продуктов с ГМО. Ермакова сказала, что он есть в ее книжке - той самой, которую можно купить по почте.



Противницу ГМО, похоже, хотел поддержать академик АН РТ Ренад Жданов своим вопросом: «Ирина Владимировна, а почему вы, говоря о вреде генно-модифицированных организмов, не сказали про болезнь Маргелона?».

Однако Ирина Ермакова на вопрос не отреагировала. Почему - стало ясно из ответа Михаила Гельфанда, который просветил собравшихся, что болезнь Маргелона не имеет отношения к ГМО: «Если посмотреть все публикации на эту тему, то в большинстве из них идет речь о психической болезни, когда людям кажется, что у них под кожей ползают червячки».

Зал веселился уже вовсю. Кроме первого ряда, который был занят преимущественно сторонниками запрета ГМО...

Впрочем, возможно, что за пределами университетской аудитории симпатии распределились бы иначе. По информации группы «Думай!», при подготовке к этой дискуссии был проведен опрос 400 казанцев об их отношении к трансгенным продуктам питания. 93 процента опрошенных заявили, что продукты с ГМО должны быть маркированы (впрочем, это требование закона в России), 74 процента - что такие продукты более опасны, чем «традиционные», а 55 процентов поддержали полный запрет производства и продажи ГМ-продуктов.