Я начальник - ты Пастернак

Марина ЮДКЕВИЧ
Я начальник - ты Пастернак

Вообще-то в свете актуальных веяний поэта - нобелевского лауреата Бориса Пастернака, можно считать личностью сомнительной нравственности. Я уж даже не говорю о его запутанных семейных делах, но что он писал про Чистополь?! «Я очень полюбил это звероподобное пошехонье, где я без отвращения чистил нужники и вращался среди детей природы на почти что волчьей или медвежьей грани...» Да будь он сейчас в пределах досягаемости администрации МБУК «Музейное объединение г. Чистополя», этого Бориса Пастернака за дискредитацию чистопольской действительности мигом уволили бы из Чистопольского музея Б. Пастернака!

На прошлой неделе в горсуде Чистополя завершилось рассмотрение необычного иска. Недавний старший научный сотрудник музея Пастернака Лидия Волкова просила о защите ее чести, достоинства и деловой репутации, ущерб которым был нанесен замдиректора по научной работе Музейного объединения Чистополя Денисом Кондрашиным как автором литературного труда под названием «Докладная записка». Суд в удовлетворении иска отказал.

Тут можно подумать, будто все началось в марте 2013-го с заседания научно-методического совета этого самого музейного объединения... Чистополь - вообще музейный городок, здесь кроме музея поэта есть еще и Музей уездного города, и мемориальный комплекс - Дом учителя... А скоро грозятся насоздавать еще полтора десятка музеев других писателей, благо их в Великую Отечественную свезли сюда в эвакуацию две сотни. И вообще, учредить целый историко-архитектурный и литературный заповедник в границах центра города!

Но уже и сейчас в Чистополе музейных работников немало - таких, знаете, традиционной закалки. Шаль на плечах, тихое сияние в очах, бдение над экспонатами, сочинение научных статей, пение романсов на стихи персонажей своих музеев и восторженные записи экскурсантов в книге отзывов.

А  начальство в это музейное объединение завезли пару лет назад новой формации и, можно сказать, оптом: директор, зам - его жена, зам по науке - старый товарищ... Чтобы, значит, преодолеть отрыв этой музейной популяции от современности.

- Тема этого заседания научно-методического совета была обозначена: «Анализ научно-исследовательской работы сотрудников...», - рассказывает Лидия Волкова. - Замдиректора по науке Денис Кондрашин начал прилюдно разбирать эти работы, а уровень у сотрудников самый разный, некоторые старые работники и компьютером не владеют. Нас, музей Пастернака, он не трогал, а вот других... Ну нельзя же доводить до людей мысль через унижение!  

Ну и Лидия Сергеевна выступила... И еще, на грех, зал ее поддержал... И еще припомнили про «благоприятную культурную среду в Менделеевске» в противовес взаимоотношениям начальства и работников культуры в Чистополе...
А может, все с Менделеевска и началось?

- Мы выиграли республиканский грант на проведение в 2013 году Международных Пастернаковских чтений в Чистополе, - рассказывает недавний главный хранитель музея Пастернака Светлана Скучаева. - Я была автором этого проекта. В начале года пришли деньги, но меньше, чем планировалось, пригласить ученых из-за пределов Татарстана было нереально. И наша администрация решила ограничиться выставкой. А в Менделеевске нашли деньги, и Пастернаковские чтения провели они...

- От нашего музейного объединения было негласное распоряжение игнорировать чтения в Менделеевске, - говорит Лидия Волкова. - Но коллеги из тамошнего музея очень просили их поддержать, и я поехала за свой счет. Ведь Пастернак там во время Первой мировой войны работал!.. И я очень довольна, с коллегами пообщалась, увидела, как там город ценит музей...

В общем, требований деликатного обращения с подчиненными и ссылок на благоприятную культурную среду в Менделеевске зам по чистопольской музейной науке уже снести не мог. Со словами: «Вы решили, что я вас по шерсти буду гладить, - такого никогда не будет. Не хочу более разговаривать», - Денис Кондрашин покинул зал.

И немедленно написал директору музейного объединения докладную записку: что это Лидия Волкова «сорвала проведение» важного мероприятия, поскольку ее выступление «было направлено на дискредитацию дирекции»; что Светлана Скучаева позволила себе «негативные высказывания и вопросы» и что «не соответствующие должностному положению негативные выступления сотрудников музея Б. Пастернака проходили в присутствии заведующего музеем». В общем, картина ясная: одна - едва ли не экстремистка, вторая - ее пособница, а третья слышала и не донесла!

Да, историкам-то да не знать, что с таким букетом в то время, когда имел несчастье жить сам упомянутый Б. Пастернак, все трое, пожалуй, загремели бы сильно северо-восточнее Менделеевска... Но в текущий гуманный период директор Александр Печенкин ограничился вегетарианским приказом о выговоре зачинщице - Лидии Волковой.    

А та нет чтобы поблагодарить за гуманность - подала в суд на замдиректора Кондрашина! Заявив, что выражения его докладной записки порочат ее и причинили ей нравственные страдания...   

Десяток музейщиков написали обращение к директору, где назвали Волкову «настоящим патриотом и украшением культуры нашего города», приложили в подтверждение скопированные листы сплошных благодарностей из книги отзывов музея и попросили «позаботиться об атмосфере взаимоуважения»: «Все мы находимся «в разобранном состоянии», потому что эта ситуация касается не только Лидии Сергеевны. Это означает, что в любой момент с каждым могут так поступить». Как в воду глядели.

- Через некоторое время после того, как с этим обращением я ходила к Александру Вячеславовичу, он снова вызвал меня. И сразу: «Не хотите ли вы уволиться?». Я ответила в том духе, что 20 лет моей работы в музее Пастернака (он был образован в 1990-м, а я туда пришла в 1993-м, вся коллекция прошла через мои руки!) стоят больше, чем временные недоразумения... Но он сказал: «Вы бегаете по городу, всем распространяете информацию. Например, Князевой. Я не могу вам больше доверять».

Вера Князева из известнейших людей в Чистополе. Не просто депутат горсовета - правозащитник, а к тому же еще учитель русского и литературы; могла ли она быть не в курсе событий в музее классика!..

...А действительно, не с вопроса ли о доверии все началось?

Вскоре после пришествия в музейное объединение новой команды управленцев, вспоминает Светлана Скучаева, она как член фондово-закупочной комиссии отказалась подписать акт о покупке двери за 20 тыс. рублей. «После этого звонит Кондрашин: «Вы должны расписаться!». Но я, говорю, этой двери не видела, для чего она нужна, не знаю, а кроме того, считаю, что закупать что-то у секретаря закупочной комиссии не соответствует музейной этике. А он: «Вы должны доверять своему руководителю!».

Тут надо пояснить, что секретарь закупочной комиссии, он же нуждающийся в доверии руководитель - сам Денис Кондрашин. А дверь за 20 тыс. рублей была куплена, по формулировке Чистопольской горпрокуратуры, «в фонд музея по договору между директором Музейного объединения Печенкиным А.В. и гражданином Кондрашиным Д.В.»... Да, в этом городе-музее прокуроры трогательно чутки к печатному слову. Вот слово «гражданин» - казенщина, казалось бы, ан нет: оно как раз придает пристойный вид сюжету о том, как директор музейного объединения покупает дверь у своего зама по науке...  

Но эти музейщики - они ведь упертые. Знай твердят про обоснование закупок. Вот если бы, мол, эта дверь от дома купца Стахеева, то мы за, а от замдиректора по науке - мы против... А того не понимают, что ведь именно через такую дверь в их музейное пространство и повеяли самые что ни на есть современные веяния!    
Теперь стало очевидно, что главным контентом здешнего музейного дела становятся деньги. И большие деньги.

В ноябре 2013 г. Кабмин РТ поручил татарстанскому минкульту до 15 июня 2014 г. представить в Минкульт РФ документы для включения  достопримечательного места «Исторический центр Чистополя» в федеральный госреестр объектов культурного наследия. И вот уже в Чистополь зачастил депутат Госдумы от татарстанской «Единой России» Александр Сидякин, известный своими лоббистскими способностями, и вот уже он везет туда с собой Владимира Мединского, самого скандально известного министра культуры России, и вот уже заговорили, что создание Чистопольского историко-архитектурного и литературного заповедника будет стоить порядка 900 млн рублей!..

В этом контексте дверь эта за несчастные 20 тысяч - всего лишь симптоматичная мелочь, но поскольку она в нашей истории, очевидно, имеет особую ценность, я попыталась разузнать у самого Дениса Кондрашина: «Почему дверь была куплена у вас? Вы занимаетесь производством дверей? И где она установлена?».
- Я этого говорить не могу, - сказал зам по науке и пожаловался: - Пишешь докладную, и это пытаются выставить в таком свете... Это внутренний конфликт, который не является выдающимся событием. И вопрос об иске Волковой я комментировать не хочу. Слишком далеко все зашло... Могу сказать только одно: мнение двух человек не стоит учитывать. А судить надо по результату. Наш результат оценивается нашим начальством. 

А старший научный сотрудник Лидия Волкова и главный хранитель Светлана Скучаева в музее Бориса Пастернака больше не работают. «Приходят менеджеры от культуры, и люди, которые имеют твердое мнение, становятся ненужными, особенно в ситуации с большими федеральными деньгами, - с точностью историка оценивает текущий момент Скучаева. - Хотя саму концепцию заповедника начинали писать мы...»

- Нельзя мириться с позицией «я начальник - ты дурак». Ведь музей - это что такое? - рассуждает Волкова. - Это место, где все истинное: подлинники эпохи, передаваемые следующим поколениям! Так значит, надо передать им и истинность отношения к своему делу...

«В 2011 году в Чистополе собирали знаменитых земляков, - вспоминает учитель и депутат Вера Князева. - Лидия Сергеевна и Светлана проводили для них экскурсии, в альбоме столько восторженных отзывов от москвичей, петербуржцев!.. Кто сможет работать после них?! На днях в нашей газете опубликовали объявление: «В музей Пастернака требуются...». У нас профессионалы не нужны - скоро пойдут большие деньги, под это соберут послушных людей».