Заведующего музеем Великой Отечественной войны в Казани требуют уволить как «идеологического врага»

Марина ЮДКЕВИЧ
Заведующего музеем Великой Отечественной войны в Казани требуют уволить как «идеологического врага»

«Вполне в духе доносов 1937 года. Тогда по таким обвинениям меня расстрелять должны были!» - оценил заведующий Музеем-мемориалом Великой Отечественной войны в Казанском кремле Михаил Черепанов стилистику письма, поступившего на днях гендиректору Национального музея РТ Гульчачак Назиповой и посвященного его персоне... Письмо стало реакцией на выступление Черепанова по поводу идеи присвоения Казани звания «Город воинской славы»... 

ДАЕШЬ ГЕРОЯ К ПРАЗДНИКУ!

«С надеждой на торжество справедливости» обратилась к руководству Михаила Черепанова начальник отдела информационного обслуживания Национального архива РТ кандидат исторических наук Людмила Кузнецова. Обычно архивисты - люди непубличные, но как раз недавно Кузнецова стала известной в связи с довольно странной историей.

Напомним, 22 октября официальное информагентство Татарстана сообщило, что «Нацархив РТ намерен инициировать процедуру присвоения Казани статуса города воинской славы». Основу этой информации составлял рассказ Людмилы Кузнецовой о строительстве «Казанского обвода»: на рытье этих оборонительных траншей в 40-градусные морозы ранней зимы 1941-го мобилизовали десятки тысяч людей, не обеспечив их ни теплой одеждой, ни достаточным количеством пищи и даже лопат и заступов... Но уже через день руководство Нацархива и Госархива РТ, как и сама г-жа Кузнецова, заявили «Вечерней Казани», что «ни с какими инициативами никуда не выходили»... Поскольку всем понятно, что такие идеи рождаются отнюдь не в тиши архивов, а во властных кабинетах, публикация про «инициативу» выглядела как пробный камень...

А 27 октября в ходе совещания в Кабмине РТ стало понятно, с чего вдруг власти вспомнили трагическую историю «Казанского обвода». В республике полным ходом идет подготовка к празднованию в 2020 году 100-летия ТАССР, в том же году будет отмечаться и 75-летие Победы - вот к этому двойному празднику власти Татарстана, очевидно, и намеревались испросить у президента России еще одно почетное звание для Казани - «Город воинской славы»... Но смутились, похоже, почитав, что по этому поводу говорят эксперты в СМИ: что, во-первых, в федеральном законе указано, что это звание «присваивается городам, на территории которых или в непосредственной близости от которых в ходе ожесточенных сражений защитники Отечества проявили мужество, стойкость и массовый героизм», а в Казани и поблизости от нее никаких сражений в ходе Великой Отечественной не было... А во-вторых, что Казань как тыловая база фронта не нуждается в преувеличении своего вклада в Победу - он и без того велик, а вот как раз преувеличение имеет свойство приносить противоположный эффект, делая превозносимый не по делу объект предметом шуток.

ПРО БЕРИЮ ЗАБЫЛ...

Заведующий Музеем-мемориалом Великой Отечественной войны Михаил Черепанов был одним из экспертов, к которым обратились СМИ за комментариями «по поводу». Его интервью казанским интернет-изданиям и вызвали возмущение Людмилы Кузнецовой. В них Михаил Черепанов опроверг заявление самой г-жи Кузнецовой о том, что Казань «бомбили 14 ноября 1941 года - пороховой завод», а также высказал мнение, что строительство в глубоком тылу ценой страданий и жизней людей противотанкового «Казанского обвода» не диктовалось насущной военной необходимостью: танки могли обойти его... 

О своем возмущении по этому поводу архивист письменно сигнализировала гендиректору Нацмузея РТ (музей-мемориал является его структурным подразделением) Гульчачак Назиповой. И призвала уволить Михаила Черепанова как «скрытого врага», а также «идеологического врага», а также разрушителя душ подрастающего поколения. 

В начале своего письма Людмила Кузнецова подвергла сокрушительной критике то, что сказал журналистам Михаил Черепанов. В частности, на вопрос, кто строил оборонительные укрепления, участвовали ли в этом военные, он ответил, что военных не было, сооружения строили в основном женщины. Кузнецова на это гневно возражает: военные «принимали обвод, само строительство велось под контролем НКВД и лично Л. Берии»!

Мало того что завмузеем-мемориалом Великой Отечественной войны преступно недооценил личный вклад Лаврентия Берии в копание противотанковых рвов под Казанью... Он вообще «дилетант, журналист по образованию, даже не военный историк. Никогда не служил в армии: ни в советской, ни в российской. Не имеет никакой ученой степени», уличает г-на Черепанова г-жа Кузнецова. Сама-то она кадр испытанный: «В школе вела политинформации, возглавляя общественно-политический сектор, затем неоднократно являлась комсоргом... в 1987 - 1988 гг. - член ревизионной комиссии Вахитовского райкома комсомола».

«В самом созданном им мемориале есть вопросы к одному из самых одиозных стендов... На стенде размещен предатель Родины - командующий... 2-й ударной армией Андрей Власов - и поэт-герой, гильотинированный в одном из фашистских концлагерей Муса Джалиль, - пишет кандидат исторических наук Людмила Кузнецова (на самом деле Джалиль был казнен в тюрьме Плетцензее в Берлине). - Дети - посетители мемориала Черепанова (так в письме. - «ВК») - запомнят их в одной связке. Это нонсенс, не поддающийся никакому объяснению, и позор для мемориала Великой Отечественной третьей столицы России».   

Впрочем, герои «Казанского обвода» не единственные пострадавшие от Михаила Черепанова герои, сигнализирует автор письма. Она пишет, что в 2012 году слышала выступление Черепанова, в котором тот «ставил под сомнение» и подвиг Михаила Девятаева!.. Ну просто серийный нигилист, а не завмузеем.

«Его интервью - это удар в спину патриотическому воспитанию, - резюмирует Людмила Кузнецова. - Он - скрытый враг, насаждающий за государственный счет негативное восприятие молодым поколением прошлого Татарии, Казани, страны в целом, преподнося его в деформированном, исключительно отрицательном смысле... Он - идеологический враг, разрушающий души подрастающего поколения путем формирования исключительно негативного восприятия прошлого своей страны... Таких как он, с его антипатриотическими по большому счету установками и мировоззрением в условиях расцветшего фашизма на Украине и попыток его реанимации у нас, в России, не должно быть на пушечный выстрел ни в каких мемориальных комплексах Великой Отечественной войны».

Людмила Кузнецова подтвердила «Вечерней Казани», что действительно направила такое письмо гендиректору Нацмузея РТ.

- Он ведет пропаганду не того, чего нужно. Сейчас не те времена, чтобы очернять нашу историю! - объяснила она «ВК» свой порыв.

«А ОСТАНКИ СОЛДАТ ЛЕЖАТ НЕПОГРЕБЕННЫМИ»

В свою очередь Михаил Черепанов рассказал «ВК», что в Нацмузее РТ письмо Людмилы Кузнецовой не стали класть на полку: «Я уже дал свои объяснения заместителю гендиректора Светлане Измайловой: именно она курирует филиалы. Сказал, что я всего лишь предостерегал от девальвации почетного звания «Город воинской славы».

- Вот если бы было звание «Город-герой тыла», Казань была бы его достойна без всяких скидок!..- считает Черепанов. - Но мне главным пунктом обвиняющего письма Людмилы Кузнецовой представляется тот фрагмент экспозиции музея-мемориала, где фото Власова и Джалиля. Хотя мемориал не «создан Черепановым», как утверждает Кузнецова, его экспозиция была в основном сделана в 2005 году сотрудниками Нацмузея РТ, я же пришел в мемориал из редакции Книги Памяти два года спустя, - я считаю такое соседство оправданным. Как раз рядом эти изображения оказывают особое эмоциональное воздействие: смотрите, они из одной армии, оба были в плену, но первый стал предателем номер один, а второй - героем номер один!

Михаил Черепанов, как и Людмила Кузнецова, считает, что история Великой Отечественной сейчас является полем идеологической битвы... Только он как действующий поисковик и член правления Союза поисковых отрядов России уверен, что «довоевывать» ту войну нужно по-другому:

- Мы только что отметили 35 лет первой экспедиции «Снежного десанта» в Мясной Бор (рядом с этой новгородской деревней расположена Долина смерти, где и была окружена 2-я ударная армия. - «ВК»). За это время студенты Казанского университета совершили минимум 60 экспедиций туда. А еще я 20 лет вожу ребят на Невский пятачок. Фильм «Горечь», впервые рассказавший об этих поисках в 1986 году, произвел эффект разорвавшейся бомбы: там показывалось, как в этом болоте непогребенными лежат черепа наших солдат и как мы их хороним, как устанавливаем имена павших... Тогда министр обороны СССР Язов заявил, что Черепанов привез черепа из казанской анатомички и раскидал! За нас заступился маршал Толубко: он был другом комиссара 2-й ударной и знал, как там все было... Фактически с этого и началась реабилитация солдат этой армии, на которых оптом лежало клеймо «предатель»... А останки-то солдатские непогребенные и до сих пор лежат. По всей стране лежат!

Словом, Черепанов если и жалеет о чем-то в связи со своими интервью, то разве что о неудачной фотографии, где у него на груди - множество почетных знаков: «Люди, наверное, думают: вот, понавешал цацек, как эти фальшивые ветераны... Не будешь же всем объяснять: вот эту «цацку» мне вручал сам Маресьев, а вот фото Девятаева - одного из героев моей книги - с надписью: «Мише от Михаила. Будь таким, какой есть»...»

Заместитель гендиректора Нацмузея РТ Светлана Измайлова сообщила «ВК», что ответ на обращение Людмилы Кузнецовой готовится всерьез:

- Михаил Валерьевич - сотрудник нашего музея, мы знаем все его заслуги. Вопросы истории этой войны непростые, как непростое сейчас отношение к ним в обществе. Мы собираем информацию о его выступлениях, анализируем экспозицию музея-мемориала и то, как в этой экспозиции отражена тема «Казанского обвода»... Представитель архивного учреждения высказала свои вопросы, но на это каждый имеет право, и никакого «ату его!» в этом не было...

Для справки: Михаил Черепанов - заслуженный работник культуры РТ, член-корреспондент Академии военно-исторических наук, один из составителей 28-томной Книги Памяти о татарстанцах, погибших в годы Второй мировой войны, татарстанской Книги Памяти жертв политических репрессий, электронной Книги Памяти Республики Татарстан. Участник 60 поисковых экспедиций по захоронению останков солдат, павших в Великой Отечественной войне.