Жена олигарха имеет право на субсидию, экс-жена - на уголовное дело

Марина ЮДКЕВИЧ
Жена олигарха имеет право на субсидию, экс-жена - на уголовное дело

Год назад Вероника Мустафина ушла с двумя маленькими детьми от мужа - олигарха бугульминского значения и потребовала половину совместно нажитого имущества. Взамен получила уголовное дело по обвинению в нанесении особо крупного ущерба... бюджету Татарстана.

Веронике 35 лет. 11 лет назад она, поступив после вуза на работу в подразделение Лукойла в Бугульме, познакомилась с его гендиректором. Наиль Мустафин был старше нее на 24 года. Почти сразу позвал "замуж", но на официальную регистрацию брака согласился лишь шесть лет спустя, когда у них с Вероникой уже подрастали сын и дочь. Сейчас Наиль Мустафин замдиректора газпромовской структуры "Бугульмагаз", хозяин крестьянско-фермерского хозяйства, популярного кафе с кемпингом на окраине Бугульмы и при этом - депутат Совета Бугульминского района от "Единой России". По бугульминским меркам, олигарх.

Сама Вероника Мустафина зарегистрирована как индивидуальный предприниматель, до прошлого года вела все дела кафе и фермы.  Правда, трудовые отношения с ней как с директором муж не оформлял. "Говорил: "Зачем платить налоги?" - вспоминает Вероника. - Зарплаты я, соответственно, не получала, но жила наша семья в основном на прибыль, которую давало кафе, то есть зарабатывала я... Зарплата мужа - 100 - 150 тысяч рублей - шла на его банковскую карту".

"Директором КФХ являлась моя бывшая супруга. Всю финансово-хозяйственную деятельность КФХ она вела сама. Никаких трудовых договоров с Мустафиной я не заключал", - признавал впоследствии в разговоре со следователем и Наиль Мустафин.

В 2012 году Вероника Мустафина подала на развод (ее рассказ о причинах этого решения типичен для тех случаев, когда инициатором развода является жена: тяжелый моральный климат в семье, неуважительное отношение мужа, его родителей и его сына от первого брака...) и раздел совместно нажитого имущества. В частности, потребовала выплатить ей и половину стоимости молочной фермы (того самого КФХ).   

Через две недели в Бугульминский ОВД поступило заявление сына Мустафина от первого брака. Он просил проверить, законно ли Вероника Мустафина, управляя этой фермой, получила субсидию из бюджета РТ.

Субсидии "на возмещение части затрат по строительству (реконструкции) семейных животноводческих ферм" были введены в 2010 году постановлением Кабмина РТ. Основных условий было два: строительство должно было начаться не позднее 2010 года и быть осуществлено не менее чем на 80 процентов. 

- Инициатором получения субсидии был мой бывший муж, - рассказывает Мустафина. - Он звонил чиновникам, просил подготовить и подписать документы без очереди, лично встречал комиссию, от которой зависело получение этой субсидии... Он же решил, что ее нужно оформить на мое имя, так как сам он депутат и работает в структуре Газпрома.

Это, конечно, только ее слова - сам Наиль Мустафин уверяет, что в ту пору даже и не слышал о получении женой субсидии! Но вот выразительные обстоятельства этого дела. 10 августа 2011 г. Вероника подала заявку на субсидию. И в тот же день представительная районная  комиссия (замруководителя исполкома, начальник управления сельского хозяйства, главный архитектор, директор УКС...) прибыла на место, произвела обследование фермы и выдала положительное заключение! А всего через неделю глава Бугульминского района направил ходатайство в Минсельхозпрод РТ о включении Мустафиной в реестр для предоставления субсидий. Потрясающая оперативность по удовлетворению чаяний рядового индивидуального предпринимателя... 

С декабря 2011-го по май 2012-го Вероника Мустафина получила субсидию в общей сложности на 1 млн 50 тыс. рублей (миллион - из бюджета РТ по линии Минсельхозпрода, 50 тысяч - из местного бюджета). На первые 500 тыс. рублей были куплены новые племенные телки...

А потом грянул развод, иск о разделе имущества... И  возбуждение в отношении нее уголовного дела по статье 159 УК РФ "Мошенничество". Она обвиняется в нанесении бюджету РТ ущерба в размере 1 млн рублей.

Сейчас дело уже рассматривает Бугульминский райсуд. Веронику Мустафину обвиняют в том, что она выдала ферму за построенную в 2010 году, а на самом деле объект построен еще до конца 2006-го. Так говорит основной свидетель  - Наиль Мустафин. То же время постройки подтверждает и техпаспорт объекта... Который был заказан Наилем Мустафиным в ходе следствия, и дата постройки в нем, как сообщили суду в Ростехинвентаризации, "записана со слов заказчика - Мустафина Наиля Сабировича".
 
Видимо, эта самая рядовая индивидуальная предпринимательница обладает нерядовыми способностями к гипнозу! Целую районную комиссию, а за ней и главу района, а за ним  и весь Минсельхозпрод ввела, похоже, в состояние транса, чтобы чиновники одобрили выделение ей бюджетного миллиона...

Впрочем, в этом деле есть и более удивительные обстоятельства. В частности, в нем отсутствует... потерпевший. Эту роль должен был сыграть Минсельхозпрод РТ, но его представитель Антонида Дорофеева в судебном заседании решительно заявила, что никакого ущерба бюджету Вероника Мустафина не нанесла. А что до искового заявления от имени этого ведомства, то ее, Дорофеевой, подпись под ним оказалась просто поддельной. 

- Да, я в суде сказала, что такое заявление не подписывала, - подтвердила Антонида Степановна "ВК".

Вероника Мустафина потребовала возбудить дело по факту фальсификации следствием доказательств по ее делу. В ходе проверки в СУ СКР пришли к заключению, что установить подлинность подписи Дорофеевой на исковом заявлении "не представляется возможным", ведь это заявление - в деле, а дело - в суде... А следователь Наталья Романова, которая вела дело Вероники, объяснила смежнику-проверяльщику, что это исковое заявление с подписью то ли Дорофеевой, то ли не Дорофеевой ей привез оперативник. 

Между тем из Бугульминского ОВД в Минсельхозпрод РТ пришло требование о замене несговорчивого представителя министерства в суде. Министерство отказало.

- А тут мне уж и статьей про заведомо ложные показания угрожали, и что работы лишусь - но я уже в возрасте, за работу не держусь... И что дети никуда не устроятся, - пересказывает Антонида Дорофеева беседы, которые ведут с ней правоохранители. - Но моя позиция согласована с министерством: никакого ущерба бюджету нет, ведь ферма есть, и коровы есть! А если кто другой вместо меня придет, кто не так хорошо знает дело, Мустафину ведь осудят. Она мне никто, но справедливость...

Занятно, однако, получается... Как только молодая жена местного олигарха подает заявление на получение субсидии из бюджета РТ, ее право на субсидию моментально признается законным. А как только она перестает быть молодой женой олигарха, оказывается, что на субсидию из бюджета РТ она не имела  никакого права!

"Со стороны глядя, это просто раздел имущества идет, - итожит Дорофеева свои впечатления от странного уголовного дела. - Мустафин ведь прямо на суде заявил: я не хочу, чтобы мое имущество делили".

Как бы то ни было, сейчас его бывшей жене действительно не до раздела имущества. На ферме ее сменил тот самый сын бывшего мужа от первого брака, из городской квартиры Мустафина суд ее уже выселил, Вероника с двумя детьми вернулась к родителям и ждет решения суда...