Зритель устал от фальшивой реальности

Айсылу КАДЫРОВА
Зритель устал от фальшивой реальности

Театровед, профессор РАТИ Анна Степанова на Х Международном театральном фестивале тюркских народов работала в коллегии критиков. Это уже не первый для нее "Науруз" и далеко не первый приезд в Казань: в нашем городе она чаще всего бывает по приглашению Камаловского театра. О сотрудничестве с этим  театром и итогах фестиваля мы беседовали с Анной Анатольевной на театральном сабантуе, которым завершился "Науруз".

- Еще начинающим критиком я приезжала на спектакли Камаловского театра, с молодых лет восхищалась труппой актеров, которую создал режиссер Марсель Салимжанов. Он ее создавал, как флорист - букет, - говорит Анна Степанова. - Потом был перерыв, о причинах которого говорить не стану... А потом, лет семь назад, меня пригласил на спектакли Камаловского театра режиссер Фарит Бикчантаев. И так получилось, что мой стиль обсуждения камаловцы приняли. Наше сотрудничество стало регулярным. Я не говорю пустых комплиментов, всегда называю вещи своими именами. Поверьте, далеко не каждый театр готов это выдержать. Сегодня камаловская труппа в замечательной форме, но я твердо уверена: нужно не успокаиваться, а  двигаться вперед, потому что любая остановка - это шаги назад. Я как оса: пытаюсь подгонять театр Камала и татарский театр в целом двигаться вперед, чтобы его не тянуло в архаику, во вчерашний день.
- Фестиваль "Науруз" удачный в этом смысле проект?

- Помню этот фестиваль с советских времен. Тогда он был богаче: советская власть денег на театр не жалела... То, что после распада СССР "Науруз" возродился в Казани, - мудрое решение властей Татарстана и удача для Камаловского театра. Фестиваль вытягивает театры тюркского мира из культурной изоляции, налаживает и обогащает профессиональную среду. А камаловцы устраивают на "Наурузе" конкуренцию самим себе, получают стимул для дальнейшего развития.

- Что общего у театров тюркского мира?
- Общего немало, но я бы отметила общий предрассудок: считается, что тюрки не могут ставить Чехова. Это не так! Пять лет назад камаловцы опровергли этот фундаментальный  для всего тюркского мира предрассудок: Фарит Бикчантаев замечательно поставил "Три сестры". Кстати сказать, я считаю важной новацией "Науруза-2011" приглашение на фестиваль Льва Додина и его театра. Важность этого события не только в том, что "додинцы" сыграли в Казани "Три сестры" Чехова, один из лучших спектаклей нашего времени. Тюркский театральный мир не должен существовать в замкнутом пространстве.  Знакомство в рамках фестиваля с ярким театром не тюркского народа помогает тюркским театрам выйти из культурной изоляции, найти новые векторы для своего развития.

- Какие спектакли "Науруза-2011" вы считаете лучшими?
- Всех спектаклей фестиваля не смог посмотреть ни один критик: мы работали группами, каждая из трех групп смотрела по три спектакля в день. Так получилось, что в числе лучших мои коллеги отметили два спектакля, которые я видела в Казани зимой: это "Кукольная свадьба" Камаловского театра и "Ашик Кериб" Альметьевского театра.  Сильные, интересные работы... Обидно, что не попала на детский спектакль о слепом мальчике, которого все предают, - "Белое и черное" Азербайджанского театра кукол. Он потряс и публику, и критику до слез. Но об этом спектакле, пусть я его и не видела, хочу сказать особо. Режиссер "Белого и черного" говорил на пресс-конференции, что принципиально не хочет, чтобы его маленький сын рос в театральном "сиропе": смотрел умильные спектакли со счастливым концом. Мне кажется, это очень важное заявление о театре вообще. Театр должен показывать  людям наш противоречивый, иногда слишком болезненный, часто несправедливый мир. Так он поможет зрителям понять среду, себя.

- Складывается ощущение, что вы устали от обилия сентиментальных сюжетов в спектаклях фестиваля "Науруз"...

- Сентиментальные сюжеты очень любят татарские драматурги. В их пьесах все примитивно: враг - это враг, друг - это друг, а если парень любит девушку, то в прошлом мама парня была влюблена в отца девушки... Это фальшивая реальность, и я не устаю говорить об этом. Но мне всегда отвечают: "Татарский зритель любит такие истории! На сложные спектакли он не пойдет!". Неправда. На фестивале я смотрела спектакль Туймазинского татарского театра "Легионер" по пьесе Зульфата Хакима. Мне, кстати, очень не понравилась "Немая кукушка" Хакима, где в неприятностях героя виноваты все вокруг, все - плохие, а главный герой - весь в белом... А вот в "Легионере" Хакима я бы хотела видеть будущее татарской драматургии. Спектакль далеко не совершенен, но в нем есть попытка увидеть мир в противоречиях, и это важный импульс для татарского театра. Ни один зритель не ушел с "Легионера"! Он подарил всем нам период напряженной внутренней жизни. Я на протяжении всего спектакля и еще долго после думала и о герое, и о неоднозначной ситуации, в которую он попал, и о проблеме предательства...  "Легионер" Хакима - первая ласточка интеллектуальной татарской драматургии. Хочется верить, что современные татарские драматурги подхватят напряженный поиск Хакима, попытаются увидеть реальный - противоречивый, неоднозначный мир. И поймут, что зритель устал от фальшивой реальности.   

- Анна Анатольевна, в провинции еще жива традиция "ездить в Москву, смотреть спектакли". Что, на ваш взгляд, нужно обязательно постараться увидеть в столице?  

- Спектакли Камы Гинкаса, Римаса Туминаса, Миндаугаса Карбаускиса, Сергея Женовача... Но чтобы не тратить деньги и время зря, советую посещать сайт "Театральный смотритель". Читая рецензии на лучшие спектакли столицы, каждый может заранее понять, нужно ли ему смотреть постановку Х или лучше не делать этого...