«Кто-то шибко важный занес нечто такое в чемодане, от чего невозможно было отказаться?»: русский коллекционер, живущий в Британии, обвинил Эрмитаж в подделках на выставке Фаберже

Проживающий в Великобритании коллекционер Андрей Ружников заявил, что на выставке «Фаберже — ювелир Императорского двора», прошедшей в Эрмитаже, часть экспонатов составляли подделки. Об этом эксперт написал на своем сайте в письме, адресованном директору знаменитого музея Санкт-Петербурга Михаилу Пиотровскому.

«Бок о бок с прекрасными экспонатами из собраний Эрмитажа, Павловска и Петергофа оказались такие вульгарные новоделы, как фигурка прикуривающего солдата — грубая реплика скульптуры Савицкого из музея имени Ферсмана; современная копия пасхального яйца «Курочка» — оригинал выставлен в непосредственной близости от Эрмитажа в музее Фаберже на Фонтанке, так называемое яйцо «Юбилейное свадебное», якобы подаренное Николаем II императрице Александре Федоровне в 1904 году, и пасхальное яйцо «Александр Невский» в красной эмали, годящееся для сувенирного магазина, но не для витрины главного музея страны. Все это — произведения даже не 20-го, а 21-го века. Список можно продолжать еще долго, но даже перечисленных примеров достаточно», - говорится в письме.

Ружников недоумевает, как такое вообще могло произойти. Если, как считает коллекционер, сотрудничество «мелких частных музейчиков» с Эрмитажем выгодна первым, то какова же выгода Эрмитажа?

«Интерес ваших партнеров понятен: выставить подделки в Эрмитаже, тем самым  сделав их легитимным и готовым для запуска на рынок товаром. <...> Мне остается только гадать, каким образом фальшивки получили пропуск в Эрмитаж. Является ли причиной некомпетентность кураторов, хранителей и руководства музея, ответственных за строгий отбор и верификацию подлинности произведений, демонстрируемых зрителям под маркой Эрмитажа? Предполагать, что подделки попали на выставку в Эрмитаж благодаря жесткой коррупции, где кто-то шибко важный занес нечто такое в чемодане, от чего невозможно было отказаться, и вовсе не хочется обсуждать», - написал Ружников.

Сам же Михаил Пиотровский прокомментировал письмо Ружникова следующим образом:

«Стиль и жанр так называемого «письма» делает «ответ» на него этически невозможным. <...> Необходимо учитывать огромную разницу между искусствоведами-дилерами и музейными искусствоведами. Первые призваны купить-продать, вторые — сохранить, изучить и представить. Для первых произведение искусства — товар, для вторых — часть сложного культурного процесса. В наше время существует хорошее взаимодействие, но у него есть границы, определяемые заботой о прибыли у одних и поиском знания у других», - приводит слова директора Эрмитажа «Фонтанка».