После ареста зампреда правления Татфондбанка в суде развернули плакат «Следующий — Мусин?»

Регина КИРИЛЛОВА
После ареста зампреда правления Татфондбанка в суде развернули плакат «Следующий — Мусин?»

Большие надежды вселил в пострадавших клиентов Татфондбанка сегодняшний арест заместителя председателя правления ТФБ Вадима Мерзлякова - так, глядишь, доберутся и до самой верхушки. Родственники подозреваемого заявили в суде, что из него хотят сделать «крайнего». Тем не менее 35-летний банкир, как до этого трое его коллег, был помещен под стражу в рамках уголовного дела о мошенничестве в крупном размере.
 
Заседание суда, куда уже традиционно явились потерявшие деньги клиенты ТФБ и «дэушники», началось с речи следователя ГСУ МВД по РТ. Она попросила судью поместить Мерзлякова, задержанного два дня назад, под арест. В обоснование ходатайства следователь указала, что зампредседателя правления ТФБ может оказать давление на свидетелей (которыми выступают его подчиненные), скрыться, уничтожить вещественные доказательства в виде еще не изъятой документации и т.д. Следователь также уточнила, что на данный момент количество заявлений по делу ИК «ТФБ Финанс» перевалило за две сотни и около ста заявителей уже признаны потерпевшими.

После чего судья зачитал показания свидетелей, данные в рамках возбужденного 2 февраля уголовного дела о мошенничестве в крупном размере. В этот раз речь шла уже не о показаниях простых операционистов, а менеджеров среднего звена. Например, директор департамента розничного отдела ТФБ указал, что о переводе денег вкладчиков в инвестиционную компанию «ТФБ Финанс» он узнал от Тимура Вальшина и Рустама Тимербаева. О Вадиме Мерзлякове в своих показаниях упомянул лишь директор департамента развития ТФБ: он указал, что Мерзляков «курирует деятельность «ТФБ Финанс».

Были зачитаны и показания сотрудницы Нацбанка РТ, где говорилось о проверке, прошедшей в ТФБ незадолго до его краха. Проверка выявила ряд тревожных симптомов, одним из которых контролеры посчитали то, что ТФБ вкладывается в акции сомнительных компаний (в их числе, к примеру, была фабрика «Спартак», дела которой тогда шли не очень хорошо, и проверяющие посчитали, что вкладываться в такое предприятие слишком рискованно). Допрашиваемая подчеркнула, что итоги этой проверки были доведены до председателя правления ТФБ Роберта Мусина.

Тем, что большинство свидетелей по делу не упоминали о Мерзлякове, не преминула воспользоваться его защита. Адвокат подозреваемого отметила, что такой расклад никак не может свидетельствовать о причастности к преступлению ее подзащитного. Также юрист попросила приобщить к делу справку о том, что на попечении подозреваемого находятся больной малолетний ребенок и престарелые родители. Были и другие ходатайства, например, согласие матери Мерзлякова (на нее оформлена квартира, в которой он проживает с семьей) на то, чтобы жилье было использовано в качестве места для домашнего ареста. Как вариант адвокат предлагала также внести залог. И здесь выяснилась любопытная деталь: оказалось, что жена господина Мерзлякова, тоже сотрудница ТФБ, хранит свои сбережения в Сбербанке. Эта информация взорвала задние ряды, где сидели «дэушники».


- Вот видите, они прекрасно знали, что их банк дышит на ладан, а потому тянули деньги из нас - свои-то они знали, куда положить! - зашумели люди.

Родственники Мерзлякова объяснили возмущенным гражданам, что их семья просто руководствовалась принципом не хранить все яйца в одной корзине.

Надо сказать, что близкие подозреваемого не только не шли на конфликт с потерпевшими, но и пытались наладить с ними диалог. Один из пожилых родственников банкира даже заметил, что Мерзляков должен сидеть не в клетке, а на одной скамье с пострадавшими: «Вы хотите его крови, а его подставили так же, как и вас. Не он придумал и реализовал схему, от которой вы пострадали!» Косвенно его слова подтверждались ранее зачитанными показаниями Тимура Вальшина: когда тот сообщил следствию, что идея продукта (так в показаниях называется программа перевода средств вкладчиков банка в ИК) принадлежала руководству, в числе возможных авторов называл нескольких людей из правления ТФБ, в том числе бенефициара банка Роберта Мусина, а вот фамилии Мерзлякова в этом списке не было.


Сам Мерзляков, выступая сегодня в суде, заявил, что вину не признает.

- Я заместитель председателя правления, блок розничных продаж вообще не курирую, - убеждал он судью в своей непричастности к «продукту» и последствиям его внедрения. - К запуску этой программы я отношения не имею и никак ее не отслеживал. Могу только сказать, что инвестиции такого рода - это обычный стандартизированный для банков продукт и всеми банками он активно используется.

Тем не менее судья постановил удовлетворить ходатайство следствия и заключить Мерзлякова под стражу до 2 апреля. Едва он закончил зачитывать решения, как несколько человек в зале из числа «дэушников» растянули над головами плакат: «Следующий - Мусин?»


- Мы верим, что правоохранительные органы могут добраться до самой верхушки, - отметила в разговоре с корреспондентом «Вечерней Казани» представитель инициативной группы пострадавших Ирина Закиева. - Нельзя остаться безнаказанным, обманув столько людей!