Казанцы собирают средства на похороны краеведа Льва Жаржевского

Со знаменитым казанцем горожане простятся 27 октября в 11 часов у храма Ярославских чудотворцев Арского некрополя. Лев Моисеевич был одинок, хоронить его некому. Инициативная группа наиболее близких товарищей призвала общественность собрать средства на достойные проводы человека, который всю свою жизнь посвятил изучению истории Казани. Пожертвование можно перевести на карту Сбербанка 4276 6200 3202 4550 (получатель Наталья Валерьевна А.).  

Похоронят Льва Моисеевича на кладбище в Дербышках. Как пояснил корреспонденту «ВК» экс-пресс-секретарь президента РТ Эдуард Хайруллин, выбор места упокоения вызван тем, что на Архангельском кладбище сегодня не смогли отыскать могилы его матери и старшего брата, а в Дербышках похоронены многие эвакуированные жители Ленинграда. Таким образом, будет сохранена некая ментальная связь Жаржевского с любимым Ленинградом, в котором он провел детство и юность и о котором всегда писал с огромной теплотой. 

В социальных сетях известие о кончине авторитетного знатока казанской истории вызвало бурю эмоций, уход Жаржевского люди воспринимают как личную боль. «Майор Жаржевский был военным химиком, а стал журналистом, блогером, архивистом, историком, писателем. Авторитетом для всех, кто интересуется историей Казани, Ленинграда, реалиями прошлого в мельчайших подробностях, - написал в своем аккаунте издатель, журналист Владимир Герасимов. - Он был всегда точен, как должен был быть точен лейтенант, старлей, разминировавший тысячи снарядов и мин, оставшихся до наших дней после войны, как химик ИОФХа, работавший с миллиграммами веществ. Эта его дотошность в полной мере проявилась и в его журналистской деятельности, когда он воевал на страницах периодики с невеждами и дураками от журналистики и так называемого краеведения. Писал под псевдонимами Дикобр Бобровский, Генрих Клепацкий, Ида Шнеерсон едкие, точные, смешные и очень познавательные заметки и статьи. Был необыкновенно популярен. Он успел издать пару замечательных книг, а мог ведь написать еще не одну! Себя он называл Дедушкой, это был его последний творческий псевдоним на Фейсбуке. Он был очень одинокий человек и в то же время по-детски открытый людям. Интернет сблизил его со многими хорошими, добрыми людьми, которые как могли помогали ему. И которым сейчас больно до слез».